Что такое для коммуниста государство?

Оригинал тут

После долгого перерыва вышла передача “Смысл Игры 110”, в которой рассматриваются важные для движения вопросы, а также вопросы, которые необходимы для понимания текущего политического процесса.




В связи с этой передачей товарищ Slava-think попытался задать вопросы к членам организации, которые вылились затем в эту заметку.


http://slava-think.blogspot.ru/2016/10/blog-post.html


Дискуссии, сразу скажу, не получилось, т.к. член движения СВ, с которым товарищ пытался поговорить, моментально перевёл стрелки на “сам дурак, нас тысячи, а ты один” и не стал даже вникать в суть задаваемого вопроса. Такое поведение в рамках интернета понятно. Троллей вокруг тысячи, отличить реальную заинтересованность от нападок иногда трудно. Более того, нужно сказать, что вопросы были заданы несколько неясным языком, что предопределило исход беседы.


Но мне вопросы показались очень интересными, и поэтому я бы хотел рассмотреть их более детально, а заодно и обрисовать свою позицию по ним. Сергей Ервандович призвал называть вещи своими именами, вот мы и будем этим заниматься. Начнём с базового определения государства.


Согласно теории СВ:


Государство - средство, при помощи которого народ длит и развивает свое историческое предназначение.


Это определение отсылает нас к Гегелю, поскольку без него совершенно непонятно, что же такое “историческое предназначение” и что такое “народ”.


Цитата из вики:


“История и история мысли являются единым процессом развёртывания абсолютной идеи. Исторические формации имеют как сходства, так и различия и представляют собой различные ступени развития идеи. Процесс движения истории един и диалектичен.


Диалектика определяет все исторические изменения. Наилучшим способом можно понять историю, если рассматривать развитие государств в диалектическом свете. Отдельно взятое государство можно назвать тезисом. По мере развития государство само порождает свою противоположность или антитезис. Тезис и антитез вступают в конфликт, и в конечном итоге, в результате борьбы появляется новая цивилизация, находящаяся на более высоком уровне, чем оба образования, ей предшествующие. В синтезе заключено самое ценное, что было в них. Смысл истории по Гегелю есть прогресс в сознании свободы“.



Приведу также цитату из книги “Философия культуры. Становление и развитие” :


“В философии истории Гегеля всемирный исторический процесс предстал как процесс прогрессирующего воплощения свободы и ее осознания духом. Исторические культуры, по Гегелю, выстраиваются в последовательной лестнице ступеней прогресса в сознании свободы. Внутри себя каждая историческая культура образует взаимосвязанную целостность всех форм общественной жизни и сознания, фундаментальным основанием которой предстает «дух данного народа», «понятие» данного исторического народа. Каждый народ (речь лишь о тех народах, которые выполняют определенную им роль в общеисторическом процессе развития духа в отличие от других, которые остаются вне истории) в соответствии с принципом собственного духа проходит стадии становления, расцвета и упадка, после чего, выполнив свое историческое назначение, т. е. реализовав определенную форму осознания свободы, он сходит с исторической сцены. Но в духе «вообще», в «мировом духе» ничто не гибнет и не исчезает, все сохраняется в снятом, преобразованном виде; и результат истории вбирает в себя весь предшествовавший ему процесс. «Те моменты, которые дух, по-видимому, оставил позади себя, он содержит в себе и в своей настоящей глубине». История духа во времени составляет, по Гегелю, фундаментальную основу всемирно-исторического процесса, его начало и конец, единство и многообразие внутри него“.


Получается, что есть мировой дух, каждый народ - это его часть, а предназначение народа - найти свою форму организации, через которую этот мировой дух узнает и поймёт что-то новое для себя о свободе. Тем самым опыт каждого народа обогащает этот дух, и когда-нибудь человечество будет использовать весь этот совокупный опыт на общее благо. Сам процесс идёт диалектически через отрицание предыдущего устройства последующим, а затем через синтез и снятие.


О том, что же такое народ, нам скажет сам Сергей Ервандович в передаче “Суть времени - 8”:


“Когда из народности возникает народ? В каком-то стихотворении, строчки которого случайно запали мне в голову, было сказано: "И в великий народ превращается племя". И в великий народ превращается племя.


Тогда возникает большая религиозная форма, монотеистическая, и тогда возникают народы. Не французская народность или не народности и племена, населяющие территорию Ближнего Востока, а возникает народ как единство веры и народности. Народность обретает веру. Большую веру. И превращается в народ.


Я говорил в ходе передач "Суд времени": "Государство – это средство, с помощью которого народ длит и развивает своё историческое предназначение". Возникает историческое предназначение. Исторически, прошу прощения за тавтологию, оно возникает только вместе с большой монотеистической верой, вместе с историей, в которой возникает некая направленность (не цикличность, а направленность) времени. Вместе со всем этим возникает народ – очень высокая форма общности”.


Рекомендую эту передачу послушать или прочитать её стенограмму полностью, т.к. там есть и описание дальнейшего перехода в нацию, и далее. Впоследствии это своё определение Сергей Ервандович несколько уточнял, но по сути оно оставалось единством людей по вере, земле, истории, языку и миссии. За рамками рассмотрения остаётся важный для коммунистов момент, что русский олигарх имеет мало общего с русским же пролетарием. Они живут в разных не пересекающихся мирах. Причём это справедливо и для США. Можно сказать даже больше, капиталист из США легко пожертвует жизнями тысяч пролетариев из США ради собственной узкой выгоды. Он легко развяжет войну или загадит экологию целого региона, если ему это выгодно, хотя они вроде бы один народ.


Это понимание государства отличается от коммунистического.


Согласно коммунистической теории:


Государство - машина насилия в руках господствующего класса.


Подробный вывод коммунистического определения можно послушать в замечательной лекции профессора Попова.


Оно подробно разобрано Лениным в работе “Государство и революция”.


https://www.marxists.org/russkij/lenin/works/lenin007.htm


Тем, кто путается в этих определениях, или кому не понятно, откуда они беруться и зачем нужны, крайне рекомендую прослушать лекцию Попова и прочесть работу Ленина.


Получается, что главный в государстве класс устанавливает свою диктатуру и реализует свои интересы через него. Если государство капиталистическое, то реализовывать оно будет интересы буржуазии. Оно будет принимать законы в пользу именно этого класса, оно будет развязывать войны там, где нужно этому классу, оно будет всячески защищать всё, на чём этот класс держит свою власть. Методы могут варьироваться от “фашизма”, когда диктатура открытая и проводит интересы наиболее реакционных кругов из класса капиталистов, до “скандинавского социализма”, когда диктатура всячески задабривает и откармливает пролетариат, сохраняя тем не менее своё господствующее положение. Зачем коммунистам помогать такому государству совершенно не понятно. Если же государство коммунистическое, то главный класс в нём пролетариат, а стало быть и действует тогда это государство в интересах пролетариата. Тут уже, напротив, помогать такому государству - святая обязанность каждого.


Именно вокруг понимания “государства” и возникли вопросы к 110 выпуску “Смысла игры”. Исходя из этой разницы в определениях можно сказать, что СВ - это не коммунистическое движение. Это полезное и необходимое движение, которое выступает с патриотических позиций, оно делает много для защиты нашей истории и для просвещения масс. В этом смысле мне совершенно понятно, почему профессор Попов защищает Сергея Ервандовича от полуграмотных нападок некоторых особо “плазменных марксистов”.





При этом Попов не считает Кургиняна коммунистом, хотя сам Кургинян себя называет коммунистом довольно часто.


Разница в понимании определения государства порождает разницу в политической программе и политической практике. СВ действует исходя из того, что государство - это высшая ценность, вне зависимости от того, кому оно принадлежит. Поэтому если наше буржуазное государство ввяжется в буржуазную войну наподобие Первой Мировой войны, то с их точки зрения все трудящиеся (пролетарии, когнитарии не суть важно) должны в этом деле участвовать и биться не жалея живота своего. Когда внешние враги успокоятся, тогда только можно что-то менять внутри государства. В этом есть определённая логика. Если завтра в России наступит условная Ливия или Ирак, то борьба за права трудящихся отодвинется даже не на второй план, а гораздо дальше.


Если приводить примеры, то ЛНР и ДНР - ближайшие из них. СВ проявило себя в этом конфликте героически. Бойцы СВ бились в рядах ополчения и отдавали свои жизни за Донбасс. Но текущий политический процесс вокруг республик показывает, что никакого перехода в “народные республики” там не происходит. Собственность остаётся в частных руках, политические программы отсутствуют, попытки ввести свои деньги задушены. Всё управляется по непрозрачным схемам и идёт совершенно неясно куда. Регион с колоссальным техническим потенциалом продолжает жить на гуманитарке и полностью зависеть от Кремля в решении всех вопросов. Время, конечно, другое, но КНДР, например, на старте имел гораздо меньше ресурсов  Я не пытаюсь очернить ДНР и ЛНР, я считаю что даже такое положение вещей сильно лучше, чем то что происходит на Украине. Но назвать это всё победой коммунистов или социал-демократов никак нельзя. Они сыграли в чужую игру и были в ней объектами, а не субъектами. Лучше ли такое существование, чем полное истребление или превращение в великих укров? Конечно лучше, но сам этот выбор означает, что коммунистов, как силы и как субъекта в игре нет, своего варианта они предложить и реализовать не могут.


Ленин в своё время находился в точно такой же ситуации. Империалистические войны шли одна за другой. Российская империя уступала всем другим империям в вооружениях, времени развёртывания сил, промышленности и так далее. Зная всё это и отдавая себе отчёт в том, что будет с Россией, если она станет колонией, Ленин призывает к размежеванию в коммунистическом движении и позже как одну из важнейших задач ставит взятие власти.

Заявление от редакции "Искры"


Он тщательно проводит границы, указывая, кто может присоединиться, кто может быть союзником, попутчиком или врагом коммунистического движения. При этом вопросы, по которым это определяется, сформулированы достаточно просто. Тебе по пути с коммунистами если ты поддерживаешь следующие тезисы. Во-первых, собственность на средства производства должна быть общественной, они должны служить всему обществу и с их помощью должны создаваться условия для всестороннего развития каждой личности. Во-вторых, обеспечивать это положение должна диктатура пролетариата. На данный момент мы имеем диктатуру буржуазии, а она, являясь небольшой частью общества, обеспечивает свои классовые интересы. Пролетариат, составляя большинство, будет обеспечивать интересы большинства. В-третьих, средством для этого является демократический централизм. Т.е. никой условный Пиночет или о ком там мечтают наши фашисты не имеет права единолично всё за всех решать, всё решается голосованием, и меньшинство подчиняется большинству. Как пример одного из очень ярких пояснений на эту тему рекомендую статью уважаемого Remi-meisner.

Ленин прекрасно понимает, что государство гораздо мощнее любого социал-демократического движения. Оно обладает несравнимо большими ресурсами, у него есть спецслужбы, деньги, армия и вся полнота власти. Поэтому оно не нуждается в защите со стороны социал-демократов, которых в тёрках между Российской и Немецкой империями будет просто в микроскоп не видно. В тактическом плане сотрудничество с государством вполне возможно и даже иногда нужно, так же как иногда нужно сотрудничество с буржуазией. Но всё сотрудничество строится строго на основаниях взаиморасчёта, социал-демократы должны что-то получать взамен за потраченное время и силы, иначе лучше пусть они тратят эти время и силы на свои задачи, а не на задачи государства. Тем более, что в своём кругу у социал-демократов тогда, как и у нынешних левых сейчас, работы непочатый край.


Когда началась Первая Мировая война, социал-демократы всех стран действовали согласно Гегелевскому определению государства. В итоге социал-демократы каждой страны поддержали свои правительства в аннексионистский империалистической войне, выступая против своих классовых братьев в других странах. Ленин решительно осудил такую позицию, что отражено в документе “Задачи революционной социал-демократии в европейской войне”. Первичным врагом он считал именно капитализм, который ввергает мир в пучину войны. Именно на уничтожение капитализма необходимо было, по его мнению, направить все усилия социал-демократов того времени. А поведение соглашателей со своим правительством он считал предательством идей интернационала.


Сейчас мы видим сходную картину. Пролетариат не имеет никаких рычагов управления государством. Если противоречия капиталистов зажгут новую мировую войну, а всё к этому идёт, то пролетари никак не смогут этому помешать, при этом умирать на этой войне будут именно они, убивая точно таких же пролетариев с другой стороны. Коммунисты должны чётко понять, что если такая ситуация сложится, винить они смогут в ней только себя. Это будет именно их поражение.




Возвращаясь к примеру с ЛНР и ДНР, легко заметить, что они сами по себе лишь фишки в игре между США и Россией. В этом конфликте даже такие величины, как народ Украины, не могут сыграть каких-то решающих ролей, а уж пролетариев народных республик никто и подавно не спросил. Это, кстати, показывает, насколько народ может выступать субъектом политического процесса, а также насколько таким субъектом может быть класс без партийной и внутренней организации. Для меня эти места совершенно не чужие. Я знаю семьи, где супруги оказались по разные стороны границы, или где у одного родители живут в Донецке, а у другого под Киевом. Это я не говорю ещё о тех, у кого есть родственники в России. По этим линиям прошёл раздор и идёт вражда. А между тем, у каждой стороны, если обратиться к реальности, должно быть гораздо больше вопросов к своим Коломойским, или Ахметовым, или Вексельбергам, чем друг к другу.


Таскать для буржуазного государства каштаны из огня коммунисты не должны. Если они желают действительной победы коммунизма, они должны ставить перед собой задачи, которые его приближают, а над задачами буржуазного государства пусть оно работает само. Иначе о каком интернациональном характере движения можно говорить? Именно об этом спрашивал Slava-think у одного из членов СВ и именно на это пытался обратить внимание. О том же, что необходимо делать коммунистам, и какие актуальные задачи сейчас стоят перед движением, и какие из них в том числе берёт на себя СВ, мы и поговорим в следующий раз.

Белое солнце Тау Кита

Оригинал

Вестерн - жанр довольно разнообразный. В момент своего зарождения - это в первую очередь остросюжетное кино. С развитием кинематографа в этих декорациях появились и комедии, и драмы, и даже картины вроде “Ковбои против пришельцев”. Эти самые ковбои стали своеобразным архетипом героя для мальчиков наравне с ниндзя, динозаврами и трансформерами.




Поиск новых идей подарил нам прекрасный жанр космического или фантастического вестерна, в котором есть такие шедевральные вещи, как Firefly, Cowboy Bebop, Outlaw Star и Trigun. В этом жанре тоже есть определенное разнообразие характеров и завязок, но сейчас я хотел бы выделить один конкретный образ, который часто романтизируют в последние годы.

Этот образ есть во многих вестернах. Романтика борьбы и жизни в мире, против которого ты воевал - это довольно привлекательный литературный ход. Еще в Барсумских хрониках у Берроуза Джон Картер был героем гражданской войны. Но он конфедерат, герой проигравшей стороны. Капитан Малькольм Рейнольдс из Firefly наследует этот же образ. Он герой войны, но победили местные северяне, те, кто перековывают мир под галактические монополии и центральное правительство. Он вынужден зарабатывать на хлеб и бороться с новым миром, который ему не по душе, но который не переделать. Крепкая рука и верный кольт, и нет надежды на глобальную победу, но мы ещё побарахтаемся. Find a crew. Find a job. Keep flying. Это ключевая фраза сериала. От работы до работы, от задания до задания, пока ещё осталось хоть немного не подконтрольного центру неба.



Романтика безнадёжной, но упорной борьбы.

Называйте меня тупым, но я только сейчас понял одну из важнейших точек сборки для советского вестерна. Ведь советский вестерн - это противоположность.

Сухов - это победившая сторона. Это победитель, идущий с войны. Попадающий на окраину мира. Там, далеко, в Москве уже строят новый мир, а тут, на окраине, огрызается средневековье. Он вступает в бой со средневековьем, чтобы его добить. Есть нотка "вестерновости" в том, что средневековья много, а героев мало. Но это только нотка.

В конце концов он-то побеждает и идёт дальше с полной уверенностью, что когда-то средневековье кончится. Он не конфедерат, не проигравший. Он здесь условный “северянин”, хотя, конечно, его новый мир - это нечто третье, за что ни одна из сторон в гражданской войне в Америке не боролась.



Другая романтика совершенно. Это романтика побеждающего преображения. Ты на том же самом фронтире, у тебя такие же отчаянные условия, так как центр хоть и силён, но он далеко и тебе не поможет никак, но есть цель. Ты преобразовываешь мир, делая его лучше. Каждый устраненный басмаческий командир, каждый гарем, в котором женщины из вещи превратились в людей, каждый освобожденный зиндан - это ещё один шаг вперёд. Тут найдется много места и столь любимой сейчас “неоднозначности”, и чему угодно ещё, но вектор совершенно иной. Нечто похожее по вектору ведь как раз и было в Trigun, когда после фразы: “Этот мир сделан из любви и мира!” - ты понимаешь, что герой не так прост, как кажется на первый взгляд. Может быть, стоит придумать сеттинг для советского космического вестерна.

11 сентября, Чили или немного о терористах

оригинал

У большинства граждан, живущих в современном медийном пространстве, 11 сентября плотно ассоциируется с террористическим актом в Нью Йорке в 2001 году. Тогда по официальной версии террористы-смертники направили самолёты в башни Всемирного торгового центра. Этот теракт вошёл в историю по целому вороху причин. Это был первый теракт, получивший такой медийный отзыв. Трансляция в прямом эфире шокировала мир. Вид башен-небоскрёбов, рушащихся в сердце страны, которая казалась неприступной, потряс каждого. Это был очень крупный теракт, и действительно первый произошедший не за океаном, а в самих США. Это так же был первый теракт, информационный шум вокруг которого не даёт разобраться в нём до сих пор. В тот же год появилось столько конспирологических версий, что любое сомнение в официальной линии сразу же маргинализировалось и выводилось из серьёзного обсуждения. Хочу порекомендовать очень интересный фильм об этих событиях.





Нам здесь важно отметить, что суть загадки этого теракта состоит не в том, был подрыв или нет. Бесконечное обсуждение технических деталей закрывает главное - самолёты были захвачены и не были сбиты. Боевики были натренированы. Всё этого готовилось долго и не было предотвращено. Оно сработало как спусковой крючок для американской внешней политики, и оказалось очень нужным всему американскому истеблишменту. Аль Каеда в тёмную или по заказу сработала очень на руку американской политике, не нанеся никакого ощутимого ущерба американской экономике или системе управления.



Но 11 сентября - это так же дата совершенно другого события. В 1973 году произошёл военный переворот в Чили. Президент страны Сальвадор Альенде был убит. Многие коммунисты и левые были собраны в концентрационные лагеря и уничтожены. Спустя всего пару лет Аугусто Пиночет запускает операцию “Кондор”, в ходе которой убиты сотни коммунистов и социалистов по всей Южной Америке.

При этом подобные действия не считаются терроризмом, хотя они были напрямую направлены на запугивание населения и устрашение. Очень часто в подобных акциях обвиняют СССР и страшный “KGB”. Я же хочу на этом и некоторых других сравнениях показать, что СССР со времён Хрущёва был невероятно травоядным и беззубым в плане идеологической войны в мире.

Пиночета прямо поддерживали США, а где в это время было страшное КГБ? Почему Стаффорд Бир разрабатывал Чилийский ОГАС, а не Глушков, например? Где кредит правительству на выгодных условиях? При этом правые уничтожили левых физически, но мир это проглотил. Нет, конечно, Пиночета осудили, и даже трибунал был, через 27 лет после переворота и через 25 после операции “Кондор”. Я хочу подчеркнуть, что левых бойцов и борцов во всём мире старательно и методично истребляли, оставив только безопасных: профессуру и борцов за права меньшинств.

Капитализм в XX веке физически убил всё огненное и горящее в коммунистическом движении. Сами коммунисты в середине XX века перестали этому сопротивляться, их маяк - СССР - уже во времена Хрущёва серьёзной деятельности зарубежом не вёл. Реакции на Студенческие выступления в Париже не было. РАФ был отдан на уничтожение. Коммунисты в Италии оставлены сами разбираться с ЦРУ и “Гладио”. Альенде оставлен. Красные кхмеры не одёрнуты. В Анголе оказали поддержку, но так и не сломили ситуацию. Сейчас на вскидку конечно трудно судить о причинах, но по факту видны систематические провалы в международной деятельности по партийной линии. А с какого-то момента о ней вообще говорить не приходиться. Если военные вмешательства и помощь ещё оказывались, то уже идеологической помощью и не пахнет.

Причём важно отметить, что ЦРУ сразу выработало два разных подхода к правым и к левым радикалам. Правые брались под контроль, из них формировалась террористическая сеть для осуществления “чёрных операций” в Европе и в мире. А красные брались под контроль, направлялись в негодное русло, дискредитировались и с позором уничтожались. Очень рекомендую к прочтению статью о сети “Гладио” здесь, иначе то, о чём я говорю, может быть не понятно. Знаменитая Аль Каеда тоже, кстати, являлась, о чудеса совпадений, частью операции “Гладио” на Ближнем Востоке. Радикалы, старательно выращенные для борьбы с СССР и для подрыва его мягкого подбрюшья, пощипывали США по всему миру, но внезапно смогли устроить теракт в центре мироздания ровно тогда, когда американской политике по зарез нужно было развязать себе руки на Ближнем Востоке. При всей невнятности войны в Афганистане, она смогла отсрочить этот взрыв, а вот в Европе этой работе вообще ничего не было противопоставлено.

Фракция Красной Армии в Германии прошла путь от мечты о ненасильственной борьбе до политических убийств и взрывов. И это был долгий путь, начавшийся ещё в середине 60-х. Но реакции поддержки, корректировки - ничего этого не было. В итоге в 1972 - первая бомба, затем короткая городская война, арест, и смерть в тюрьме



Важно понимать, что террористы в их классическом понимании - запугивающие общество с целью повлиять на настроения - и левые радикалы до вмешательства ЦРУ были очень разными явлениями. Бойцы ЭСЕРОВ взрывали губернаторов, прокуроров, министров и великих князей. Большевики разошлись с ними в вопросе о революционном терроре и многих других, но в каком-то смысле, без этих радикалов, возможно, и не было бы никакого октябрьского триумфа большевиков. Заметьте, целью их были не какие-то театры, кафе или парады, а вполне конкретные деятели, которые, по их мнению, творили преступления и должны были за это платить жизнью. Я сейчас не оправдываю эти методы и не призываю к ним, я просто обозначаю разницу между тем, что называлось терроризмом тогда, и что называется сейчас. Тогда те, кого называли террористами, били в органы власти, боролись за власть сами и чётко знали, что будут делать, её получив. При этом пользовались большой поддержкой населения. Это не значит, что они были правы. Это не значит, что их методами можно добиться цели. Это лишь значит, что в каком-то смысле они нужны, чтобы были те кто пойдёт после них. В итоге ЭСЕРЫ переметнулись на сторону буржуазии и проиграли борьбу с большевиками, но сам накал борьбы - вещь тоже очень важная. Подробно об ЭСЕРАХ можно глянуть здесь и здесь.

Обозначив эту разницу, можно сделать вывод. Те, кого сейчас называют левыми террористами, до момента перехвата со стороны ЦРУ были левыми бойцами, они полили дерево борьбы за права пролетариата своей кровью и разожгли собой пожар революционной борьбы в XX веке. Современные ИГИЛ и прочие Аль Каеды, запрещённые в России, никакой революции принести не могут. США их создали не для этого. И если вы считаете, что они сами возникли для борьбы за своё устройство мира, то подумайте, как так выходит, что взрывают они исключительно кафе и театры и при этом ни одного чиновника, политического деятеля или крупного капиталиста не пострадало? Нам говорят, что у них есть армия, разведка, контрразведка, всё как у взрослых. Но как так выходит, что взорвать самолёт они могут, а устранить гос секретаря или министра никак? Выходит, цель-то у них только поразжигать настроения в обществе, чтобы политики протащили решения от крупного капитала. Больше заказ на оружие, больше камер, больше рамок в аэропортах, меньше свобод гражданам. “Граждане, зачем вам свободы? Может, скрываете чего? Не понимаете что ли, мы тут с терроризмом воюем, не до свобод ваших!”- может сказать теперь чиновник любой страны. Как удобно получается-то.

Всё, что делали боевые организации левых, называется сейчас терроризмом в одном ряду с тем, что делают исламистские фашисты. При этом упускается из виду ключевое отличие. Современные террористы убивают и взрываю обычных людей, что для капитализма совершенно безопасно, а левые бойцы взрывали капиталистов или власть имущих, что несколько нарушало их покой.

Но уничтожение левых коснулось не только сферы бойцов в прямом смысле этого слова. Хочется напомнить о “Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности”. В нарушение всех законов, наплевав на конституцию, людей несколько десятилетий преследовали, сажали, лишали работы и средств к существованию за убеждения и взгляды. Вдумайтесь: в стране, которая учит весь мир свободе, нельзя было просто даже думать определённым образом. Множество поломанных жизней и разрушенных карьер. Некоторые вроде Чарльза Чаплина, который был всё-таки британцем, или Далтона Трамбо, писавшего через подставных лиц, смогли пережить этот тёмный период. А многие, оказавшиеся слабее, сдались, некоторые даже покончили с собой. Любая возможность транслировать эту идею была задушена. Хотя тут опять возникает вопрос к СССР. Почему где-нибудь в Крыму не был создан для этих людей “другой Голливуд”?

Где вообще знаменитая “Sovietskaya propoganda”? Американцы наснимало десятки и сотни фильмов о войне во Вьетнаме. Они убили там три миллиона человек, хотя сами потеряли пятьдесят тысяч человек за всё время. Но во всех фильмах они если и не герои, то жертвы. Где наши фильмы о доблестных вьетнамцах? О героических ангольцах и кубинцах? О военных преступниках со звёздно-полосатым флагом на шевронах? “Резня Сонгми” тянет и на триллер, и на драму, и на ужасы. Про Корею где наше кино? Ну хорошо, негатив и чернуху не пускала цензура. Но как тогда объяснить, что у страны, полетевшей в космос, кино про этот самый космос можно пересчитать на пальцах, а у страны, отчаянно догонявшей, десятки сериалов и фильмов настолько заездили эту тему, что мир скоро будет думать, что первым космонавтом был капитан Кирк?

Подводя итог можно сказать, что мировой капитализм и США, как его инструмент, используя правых и религиозных радикалов террористическими и репрессивными методами методично и педантично выкорчевали в левых движениях мира всё, в чём распознали угрозу, предварительно подставив и дискредитировав, как в Италии. Использовать в своих целях фашистов, как старых, доставшихся им от Рейнхарда Гелена, так и новых фашистов исламистского толка, они не считали и не считают зазорным.

Всё что могло представлять опасность для капитализма было физически убито везде, куда капитализм смог дотянуться. Всё, что могло дискутировать с капитализмом, было задушено в зародыше. СССР, к сожалению, не смог оказать этому натиску достойного сопротивления. Его усилий хватило на то, чтобы прожить ещё тридцать лет, но в итоге он проиграл. Поэтому сейчас не приходится удивляться, что красный огонь еле тлеет и с таким трудом пробивается сквозь тьму.

Зелоты или Джок Стёрджес? Оба хуже.

Ссылка на оригинал

В Москве разгорелся скандал вокруг выставки Джока Стёрджеса, о котором я до этой выставки, честно говоря, ничего особо и не знал. На волне скандала ознакомился с работами фотографа и узнал несколько фотографий, виденных в прошлом. А после ознакомления сел и крепко задумался.


К похождениям наших поборников нравственности в лице Милонова и Мизулиной за последние годы я как-то привык и перестал обращать на них внимание. Информационный шум и создание образа борцов за пуританскую мораль не впечатляли, тем более, что и запреты были по большей части смехотворными. Но к данной кампании борьбы с выставкой фотографий подключились в том числе организации, которые я очень уважаю, а это крепкий повод задуматься.

Родительское Всероссийское Сопротивление и Суть Времени выступили против этой выставки. У этого вопроса есть две стороны: формальная и глубинная. С формальной стороны творится чёрт знает что. Поборники нравственности кричат, что экспонаты выставки Роскомнадзором были признаны детской порнографией, но сам Роскомнадзор 26.09.2016 через множество агентств сообщил, что никакой экспертизы не проводил и решений не выносил. На самой выставке есть ограничение 18+, потому как присутствует обнажённая натура. Пока наши поборники нравственности не перевозбудились, никаких претензий у зрителей выставки не было.То есть нет никаких этих самых законных оснований для закрытия. Оснований нет, но закрытие есть. Я специально покопался в разных уголках интернета, чтобы немного составить представление об авторе и его работах. Это обычный фотограф, работающий с обнажённой натурой. Я бы сказал талантливый фотограф, так как он замечательно ловит момент и эмоции. Чего я там не увидел, так это обнажёнки ради обнажёнки. Её там нет от слова совсем. Никакого “натуралистического изображения полового акта и половых органов” не высмотреть, сколько ни смотри. Есть новости о скандалах, связанных с отдельными его работами, но они на выставке и не присутствовали.

Что хотят сказать наши зелоты? Что эротика недопустима? Что голая натура неприемлема ни в какой форме? А как же быть с тысячелетиями искусства? Или будем прикрывать античные статуи фиговыми листочками? Может это немного не то, чем стоит заниматься в XXI веке?

Основная задача порнографии - пробудить вожделение и сексуальное влечение. Я, конечно, понимаю, что пуританское воздержание заставляет возбуждаться от вида голой лодыжки, но если отбросить шутки, то нужно обладать очень специфическим мозгом, чтобы возбудиться на фотографии с этой выставки. В передаче “Воскресный вечер” у Соловьёва одна из участниц верно сказала, что потеряно различение искусства, аппелирующего к красоте, и порно, обращающегося к вожделению. Дискуссия наводит на одну ассоциацию:




И поскольку я не являюсь фото критиком, то для меня гораздо интереснее обсудить вторую сторону вопроса.

Для меня вся эта шумиха и явно чрезмерная реакция наших зелотов лишь ещё раз указывает на чудовищный пробел в целом пласте культуры, который выпал у нас из общественного обсуждения. Этот культурный пласт называется “сексуальность”.

Эта часть человеческой жизни претерпела в XX веке колоссальнейший изменения, связанные с целым рядом событий и революций. Взрыв конца XIX - начала XX века, с кабаре и салонами, сделавшие запретное ярким и доступным для горожан. Ключевое тут именно демонстративно ярким. Затем социалистическая революция с предоставлением равных прав для женщин и мужчин. Затем послевоенная “сексуальная революция” 60х-70х, когда культура студенчества рок-н-рола и хиппи бросила вызов всем пуританским табу западного общества. Все эти события меняли представления человечества о сексуальности. Каждый новый виток давал пищу для бесчисленных исследований как в области искусства, так и в области психологии.



Англосаксонская часть западной цивилизации является крайне консервативной в своих внешних проявлениях. Если вы посмотрите любой фильм 80-х в современном американском телеэфире, то обратите внимание, что все кадры с обнажёнкой будут стыдливо замазаны. При этом никто не мешает включить кабельное, по которому будет идти жёсткий хардкор. Да и студенты американские часто считают секс чем-то вроде совместного курения сигарет. Но если нырнуть глубже этого бытового уровня, то хорошо видно, что в этом обществе очень долгое время исследовался вопрос сексульности. Хочу порекомендовать превосходную статью, которая даёт обзорное представление о том, как этот вопрос прорабатывался в американской научной фантастике здесь. Можно сколько угодно говорить, что это не серьёзная литература, но именно через неё и отклик на неё общество обсуждает эти темы. Были найдены определённые рычаги и точки приложения сил, через которые можно заставить этот механизм вертеться в разные стороны. Через массовую культуру мы можем проследить, какой именно вектор продвигает американская, а значит и капиталистическая идеологическая машина.

Во-первых, секс отделяется от чувств. Как известно любому антисоветчику, “в СССР секса не было”. Этот мерзкий перестроечный штамп родился из грубого обрезания фразы: “У нас в СССР нет секса, у нас есть любовь”. В 80-х советский зал уже был готов смеяться над тем, что кто-то там что-то лопочет о чувствах, когда есть такая важная штука как секс. Эта идея массированно продавливается через всю западную киноиндустрию. Можно страстно заниматься сексом, и это будет ураган чувственности, но с подобным человеком вы никогда не будете близкими душами. Либо можно любить, но тогда о страстном сексе придётся забыть навсегда. Это разделение является следствием некоторой шизофрении, которая сидит глубоко в западном (а современная РФ - это тоже западная страна) сознании. Секс - это нечто порочное, чего нужно стыдиться. Более того, сексуальный акт - это акт унижения одного участника другим. Только низводя одного из участников до низменного уровня, можно иметь по-настоящему страстный, животный секс. Что примечательно, об этой постыдности говорит вовсе не пуританство Запада, а его показная распущенность. Его подростковый бунт и попытка продемонстрировать всему человечеству и вселенной свои гениталии и то, что твориться в постели. Именно это как нельзя лучше даёт понять, что есть большой комплекс по этому поводу.

Во-вторых, каждый индивид фундаментально одинок. Любовь - это красивая сказка, которой, скорее всего, нет. Она пройдёт. А если она не проходит, то вас просто умело обманывают. Каждый не просто одинок, он ещё и всегда лжёт другому о себе. Никому не нужна правда. Обязательно нужно казаться кем-то.

В-третьих, главное - это удовольствие. Поскольку все вещи вроде бога, доверия, любви - это чушь, которой нет, нужно получать удовольствие здесь и сейчас. Причём в этом деле все средства хороши. В лучшем случае авторы говорят, что любовь - это и есть секс. Причём все остальные грани отношений из любви вычёркиваются. Концепция, когда люди друг для друга являются и друзьями, и родными душами, и любовниками одновременно сейчас не популярна.

Из этих вещей вытекает практически вся гендерная, гомосексуальная и сексуальная политика Запада на данный момент. Гомосексуалист - это практически идеал в таком контексте. Мужчине очень трудно понять женщину. Для того, чтобы их любовь процветала, им нужно сближаться и открываться друг другу. Это требует развития и огромного уровня доверия между людьми. Более того, от их союза могут появиться дети, которые ещё и ограничат гедонизм родителей всякой там ответственностью, которой те могли вовсе и не хотеть. В однополой паре логика партнёра для тебя родная, ты можешь моделировать его чувства и мысли без особой открытости. Более того, детей от секса не будет, можно сколько угодно предаваться удовольствию. Я не говорю, что гомосексуалисты думают об этом, я даже уверен, что, напротив, они думают иначе. Многие из них пытаются взять детей на воспитание или воспроизвести традиционный брак. Но с точки зрения общества потребления, в циничном разрезе они выглядят именно так. Они для этого общества идеальные гедонисты в сексуальной сфере. Поэтому потребительское общество будет всячески культивировать среди них именно этот стиль.



Интересным следствием примитивизации чувственного поля смыслов является невозможность изобразить сильную мотивацию без секса. Например, в сериале “Чёрные паруса” главный герой пират капитан Флинт мстит за своего друга, аристократа из Лондона. Нам полтора сезона рассказывают, что они боролись за мечту, что их политические взгляды были слишком либеральны для Лондона, и т.д. и т.п. Всё это только для того, чтобы потом открыть, что весь сыр-бор был из-за того, что они спали друг с другом, а Англия гомосексуалистов не жаловала до последней четверти XX века. Авторы сериала даже не понимают, что они всё испортили. Дело вовсе не в том, что герои гомосексуалисты. Будь они разного пола, ничего не меняется. Авторы банально подменили борьбу за идею, борьбу за идеал, на месть за любовника. Если подставить сюда любовницу, то ничего не меняется. Это сразу рушит персонажа, выступавшего в роли борца за иной мир. И подобные подмены можно увидеть в последние годы во многих фильмах. Особенно это ярко видно, когда американцы беруться переснимать свои же классические сюжеты середины или начала века. Они скатываются в грубый физиологизм, упрощение и примитивизацию чувственных и идейных составляющих.

Поведение западного общества, на мой взгляд, очень неплохо можно проиллюстрировать через некоторые рассказы американского рок-исполнителя Брайана Уорнера, более известного как Мерлин Менсон. Дело в том, что он рос в очень религиозной семье. При этом в определённом возрасте он столкнулся с тем, что показная набожность этих людей сочеталась в них с жёсткими сексуальными извращениями за закрытыми дверями. Он вырос атеистом, а в какой-то период часть его творчества и жизни была открытой провокацией, этаким проклятием, посланным в небо: “Я мерзость, смотри на меня! И вы все смотрите! Если бы бог был, он бы давно покарал такого грешника как я! Но вот он я, потому что его нет или ему насрать на нас!” Многие действия западной культуры производят впечатление именно такого комплекса покинутых детей. Хотя, конечно, это лишь одна сторона, которой всё не исчерпывается.

Как бы то ни было, за годы исследования этого вопроса капитализм хорошо понял, что он хочет от своих людей. Они должны быть одиноки, закомплексованы и инфантильны. При этом из-за своих комплексов они должны легко стимулироваться и провоцироваться, чтобы можно было побольше впаривать им всякого разного для удовлетворения их гедонизма или компенсации комплексов, а лучше и того, и другого. Но капитализм пришёл к этому после очень тщательной проработки и выявления огромного ряда цепей и механизмов, по которым работает человеческая сексуальность.

При этом он с неуклонностью дорожного катка надвигается. В каждом сериале теперь обязательно есть гей-пара, какой-нибудь герой теряет мужа или сталкивается с трудностями воспитания их ребёнка. Вачовски, например, сняли целый ЛГБТ гимн в виде сериала “Восьмое чувство”. За два часа нам дают примерно десять минут глобального сюжета, остальное время - это личная мелодрама и драма тех или иных комбинаций ЛГБТ-пар. Единственная не гомосексуальная пара героев и та женится без любви и под давлением общества и родителей. Тьюринг в фильме “Игра в Имитацию” выводится особенным и не таким как все вовсе не потому, что он умнее всех их вместе взятых, а потому, что он гомосексуалист. Конечно, про интеллект там тоже есть, но все режиссёрские приёмы крутятся в первую очередь именно вокруг ориентации. И эта тема не случайна настолько же, насколько неслучайны смены главных поставщиков террористов в голливудских фильмах. Мочим Каддафи? Будут жуткие ливийцы. Зашли в Ирак? Пошли фильмы про Иракцев. Потом албанцы, дальше русская мафия, потом из Ирана угроза и так до бесконечности, но всегда в одном русле с внешней политикой США.

Этот факт нужно осознать во всей полноте, тогда становится ясно, что современный российский зелотизм является беспомощной реакцией невежественного субъекта. К величайшему сожалению, СССР не выработал никакой самостоятельной сексуальной культуры. Исследования в этой теме велись многими авторами. Например, Ефремов в своих книгах рисует очень серьёзный и гармоничный образ людей, принимающих своё тело, лишённых распущенности, но при этом и лишённых стыдливости, растущей из комплексов неполноценности. Но в какой-то момент подобные размышления в литературе кончаются. В кино или музыке подобной работы, можно сказать, не велось совсем, что во многом породило шок 80-х и 90-х, когда даже сомнительные фильмы с обнажёнкой или сексуальной тематикой имели ошеломительный успех. А бесконечные самиздаты камасутры, примитивные до безобразия? Дело было не в том, что эти фильмы или книги были хорошие, а в том, что советский зритель, как и любой человек, не имел никакой площадки, где он мог бы прикоснуться к этой энергии и понять, что с ней делать. В результате мы просто приняли на себя капиталистическую схему вместе со всем остальным комплексом общественных отношений.



Эпоха СССР дала нам лишь слабый отблеск мечты о другом образе сексуальности, возможном среди людей, не зажатых капитализмом, но чтобы подобный образ оформился, он должен быть исследован, осмыслен и отражён в сотнях фильмов, на десятках картин, в сотнях книг. При этом образ чистой и нежной любви, представленный в советском кино, конечно, тоже нужен, но явно недостаточен. Его нельзя скидывать со счетов, он до сих пор играет сильную сдерживающую роль в деградации, но одним им справиться нельзя.  В результате провала этого исследования в рамках культуры и общества СССР мы не смогли предоставить никакой сексуальной концепции, отличной от западной. Современная же пуританская реакция ни к чему не приведёт. При том, что мы принимаем западные общественные концепции, она, даже одержав ряд видимых побед на первых порах, проиграет в перспективе. Как в Штатах: по ТВ всё в квадратиках и размытостях, а по кабельному или из-под полы хоть секс карликов с конями и осьминогами. Причём важно понять, что проигрыш тут вовсе не зависит от свирепости цензуры или прочности скреп. Просто сексуальность - это сфера объективно существующая при очень мощных основаниях, её можно зажимать довольно долго, например, как это делает ислам, через религию. Но бесконечно это делать не получиться. Опыт западной цивилизации - уже часть общечеловеческого знания, стереть его можно только через глобальный катаклизм, после которого сексуальность будет нашей самой меньшей из проблем. Вот и выходит, что даже в Иране с одной стороны, стражи исламской революции, а с другой, молодёжь тусит ночью по клубам полностью на западный манер. Да, в целом уровень чада кутежа до европейского или американского не дотягивает, но интерес тот же. А в исламистском ИГ вообще придумали сексуальное рабство из неверных. Да, кстати и агрессивность тоже является важной частью выплеска сексуальности.

В весёлой форме это было замечательно показано в аниме с длинным названием: “Скучный мир, в котором не существует самой концепции похабных шуток”. По завязке Япония стала самой благопристойной страной. Всё порно и эротика удалены, выход в интернет через персональные ошейники-коммуникаторы, вся сеть и переписки контролируются. Сексуальную литературу изымают местные штурмовики и сжигают. Даже произнести мат нельзя, коммуникатор-ошейник услышит и сразу тебя сдаст. Сексуального и анатомического образования нет даже в школе. В этих условиях банда “эрористов” моментально находит поддержку среди школьников. А глава местного комитета нравственности, не понимая смысла своих действий, гоняется за главным героем с закидонами, дающими сто очков вперёд любой сексуальной маньячке. Это гротескная комедия, но она очень хорошо иллюстрирует, что сексуальность как часть нашей природы нуждается в исследовании, в выработке своего подхода, а не в зажимании и ложном пуританстве.

Причём альтернативы западной концепции, которые могут послужить отправной точкой для исследования, существуют. Ефремов ведь совершенно не спроста тщательно всматривался в индийскую культуру. Индийская концепция сексуальности сильно отличается от западной. Англичане были шокированы фресками в индийских храмах. При этом стоит отметить, что в быту Индия весьма благочестивая страна. Но они не загоняют этот вопрос в пространство греха и не преклоняются перед ним. Для них это лишь одна из практик познания бога. Их концепция отношения полов строится на дополнении друг друга. Конечно, в этом присутствует огромная доля мистики и тумана, который брахманы добавляли туда веками. На практике это самое дополнение часто выливается в то, что муж главный, а жена не имеет права сказать ни слова. Но тут, как говорится, нужно отделять мух от котлет и смотреть, что полезного можно почерпнуть, а что стоит откинуть за ненадобностью. Как и в случае с западным опытом необходим анализировать, что мы можем использовать для себя.

Ефремовские сверхлюди в “Часе быка”, например, прекрасно понимали уловки капиталистического общества, эксплуатирующего сексуальность для наживы. Они не возбуждались от этого и не оскорблялись, но могли чётко по полочкам разложит, что есть что. При этом сами они себя не стеснялись и свою сексуальность контролировали великолепно. Группа, которая хочет сделать заявку на то, что будущее принадлежит ей, не может игнорировать этот вопрос. А зелотизм - это именно попытка нырнуть в традицию и найти в ней укрытие, игнорирование вопроса вместо его решения. Коммунисты должны будут серьёзно исследовать сексуальность и сформировать своё понимание, если они желают победить. Иначе сексуальность всегда будет одной из тех открывашек, с помощью которых капиталисты будут вскрывать их консервативные секты. Может быть даже стоит порадоваться, что современное капиталистическое правительство старательно поддерживает своё невежество и культивирует мракобесие в этом вопросе, давая шанс коммунистам выработать свои стратегии, которые станут ответом в будущем. Жаль только, что некоторые прогрессивные силы, увлёкшись обороной от капитализма западного, не замечают общего ретроградного характера этого курса наших капиталистов.

О первородстве и господстве

Ссылка на оригинал

В преддверие выборов в пору немного поговорить о политической теории, и о том какие признаки должны быть у левой силы, желающей победить. В левых кругах Суть времени не любят, но мне многие теоретические построения её лидера, кажутся очень верными.


Несомненной заслугой Сергея Ервандовича Кургиняна с его циклом Суть времени был вывод разговора о политической теории и политическом действии на совершенно иной уровень. Передачи в своё время поражали глубиной, до которой автор был готов дойти в разборе различных явлений и тому, что он привязывал любые политические действия к высоким понятиям того, что он называл метафизикой. Я не хочу сейчас вдаваться в то есть ли какая-то разница между тем, что он называл метафизикой и тем, что другие зовут философией или идеологией. Оставим этот терминологический спор на другой раз. Для меня сейчас важна именно эта привязка и глубина.

В этом цикле он, как на одну из рабочих метафор, опирается на авраамический миф о “продаже первородства за чечевичную похлёбку”, указывая, что советское общество в 80-е годы совершило именно такую продажу. Это было одно из событий, которое до сих пор осознаётся довольно слабо в левой среде, привыкшей к безусловному примату материи над идеалом. На мой взгляд, подобного примата нет, и эти сущности находятся в диалектическом единстве и взаимодействии. Тогда мне казалось, что я понимаю, о чём идёт речь. И правда, что тут не понять? Общество повелось на обещания лучшего достатка в обмен на свои идеалы, отбросило социализм и ринулось осваивать рынок. Но наполнение этого понимания реальным содержанием заняло годы.

Только побывав во Вьетнаме, я ярко осознал, что значительная часть мира смотрела на СССР, как на определённый маяк. И тут совершенно не важно, что этот маяк имел свои реальные недостатки или ограничения, совершенно не важно, что смотрящие не всегда следовали за тем светом, что он дарил, важно само его наличие. Во многих местах мира учили русский язык, проникались нашей культурой, получали образование в наших ВУЗах и т.д. В конце концов, все видели, что жить можно и иначе, чем предлагают США, и что борьба за иной образ мира не обречена. Это даже невозможно себе представить - что чувствовали люди, живущие в этих странах, когда видели, что СССР умирает, и распадаясь, топчет всё, к чему призывал ранее и что провозглашал идеалом. Это бесчестите старшего брата, осквернённый идеал. Как они должны были переживать это?

Ещё одним штрихом, дополнившим для меня понятие первородства, стала серия книг “Ойкумена” харьковских фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, пишущих под псевдонимом Г. Л. Олди. Во вселенной, созданной ими, существуют несколько рас “энергетов” - человеческих видов, черпающих чистую энергию из различных источников. Вехдены, списанные с зороастрийцев, взращивают “внутренний огонь”, придерживаясь строгих правил и законов своей религии. Вудуны приручают “Лоа” - духов, обитающих повсюду. Брамайни черпают энергию в собственных страданиях плоти. Гематры, которых называют “живой математикой мироздания”, могут рассчитывать и рисовать “гематрицы” - кабалистические формулы, несущие энергию. И последняя раса “энергетов” - это помпилианцы, списанные с Римской империи. Своей энергии они вырабатывать не могут, зато они могут клеймить людей, забирая их в рабство и преобразуя их личную свободу в энергию. Все эти расы входят в лигу и сосуществуют друг с другом в рамках исследованного космоса - Ойкумены. В ходе романов герои часто выходят за пределы этой Ойкумены и сталкиваются с другими расами или группами рас. И что интересно, у тех тоже формируются свои ойкумены. В этих разных мирах не только люди живут по-разному, но даже некоторые законы энергетических взаимодействий работают по-другому. Ходят слухи, что даже физика иногда иная. Авторы буквально мимоходом заметили, что до того, как пять основных рас встретились, у них тоже были свои отдельные миры, просто это было очень давно, и никто этого уже толком не помнит.

Этот образ дал одну крайне важную иллюстрацию к образу господства. Каждая из рас в Ойкумене сама осваивает вселенную. До того, как они столкнулись, они строили свои корабли, писали свои законы жизни, тренировали своих учёных и вообще выстраивали взаимоотношения с космосом. После столкновения им пришлось учесть новые факторы, но это ощущение самостоятельности осталось. Причём, очень интересно, что в этой книге это не разные формы жизни, а ветви одного человечества.

В нашей истории проходили похожие процессы. Греки несли свою цивилизацию окружившим их варварам, считая миром людей только свой мир. Римская империя так же считала весь мир своим. Варвары, жившие на земле, куда ещё не дошли римские легионы, просто не знали, что они уже живут на римской земле. Китайская Поднебесная простиралась до тех пределов, до куда могли дойти воины при тех технологиях и т.д. В Новое время Европа владела всем миром, и никого не волновало, что во многих местах мира были свои государства или правители. Приплыл, поставил флаг - теперь это земля Испанской Короны. Это очень важное мироощущение. Это земля твоих людей. Если бы испанцы или британцы могли доплыть до Марса или Луны, они чувствовали бы их своими, это их мир и их космос. А исходя из этого их людям и их миру нужно выстраивать взаимоотношения с этим космосом. Нужно получать энергию, нужно чтобы их самолёты летели в небе, нужно чтобы их корабли летали между планетами, нужно чтобы их радиостанции доносили их голос до удалённых уголков их империй и т.д.

В этом плане испанцам абсолютно плевать, что учёные Британской Короны придумали радио лучше и меньше, чем испанское. Им нельзя пользоваться потому, что оно чужое, оно сделано не своими людьми, а значит, может быть использовано против нас. Наличие такой разработки говорит о том, что её срочно нужно осуществить у себя: украсть, придумать - не важно. Но не закупить, а именно сделать.

Оставим в стороне всю шелуху расового или национального превосходства, присущего империализму. Рассмотрим лишь вот это чувство своего места в космосе и свое взаимоотношение с ним. Если ты в космосе хозяин и тебе в нём жить, то ты и твои люди должны знать, понимать, и владеть всеми его силами. Они должны преодолевать расстояния: значит, нужны машины, самолёты, поезда, корабли, ракеты. Они должны коммуницировать: значит, нужны телефоны, компьютеры, станции и спутники связи. Они должны получать материалы для всего этого: значит, нужны технологии горной разработки, бурения и прочего. Должны быть люди, которые всё это делают: значит, нужно здравоохранение, образование, поддержание безопасности и управление. И ничего из этого нельзя отдать “чужим”. Не потому, что они враги, а потому, что тогда твоя заявка по отношению к космосу фуфло. Космос не будет выслушивать твой лепет о том, что китайцы плохо сварили твою ракету, он просто разорвёт её из-за разницы давления. И если ты не знаешь, что с этим делать, то можешь, остывая до температуры абсолютного нуля, утешать себя тем, что в Европе-то есть мастера, которые знают.

Нужно отметить, что, например, Китай не просто закупает товары, а очень и очень старательно локализует производство всего и вся у себя. Похоже, что исходят они в том числе и из ощущения, что их мир должен решать вопросы жизни в этой вселенной по всем фронтам. И если гипотетически перенести Китай на другую планету, где нет других стран, но условия жизни сходны с земными, они вполне её освоят, заселят и полетят на соседние планеты.

Легче всего эту мысль проиллюстрировать, именно сойдя на уровень вниз до империализма. Так как тогда разделение мира и признак, по которому всё делилось, были очень упрощены. При этом чудовищные издержки империализма для нас не входят в предмет обсуждения, нас интересует внутренне ощущение субъекта. В XX веке мы столкнулись с тем, что этот признак потерял актуальность. Мир разделился на капиталистический и коммунистический. Это деление стало новой  Imperio Español и Pax Britannica в мире. У меня есть чисто интуитивное предположение, что капиталистический мир и США, как его инструмент господства, не смогли простить СССР именно этой заявки. Все вопросы денег, экономики, собственности и так далее - это, безусловно, важные материальные факторы, но если заглянуть на сущностный идейный уровень, то нет-нет да прорывается это: “Как вы посмели считать, что мир ваш?!” Именно всерьёз объявленная претензия на то, что земля, вода, воздух, космос, вселенная и будущее за СССР, послужила причиной объявления войны на уничтожение. Такую заявку нельзя простить или забыть. Противника, сделавшего такое заявление, нужно убить, а землю его засыпать солью - есть такая европейская традиция.


Мне кажется. что непримиримость США по отношению к России сущностно кроется в этом. Уже 25 лет как СССР пал, но города не горели по 17 дней, и земля ещё родит, а значит, война не окончена. Мне кажется, что недоумённое столкновение наших элит с этой враждебностью связано с тем, что они-то себя с подобными заявками не отождествляли никак. Даже элиты 80-х уже не понимали, о чём была сделана заявка в 30-е - 50-е. Для них всё упирается в деньги, влияние, предприятия, и они готовы всё отдать, прогнуться как угодно. СССР производил 43% мирового парка самолётов, Россия производит 3%. Это место ведь кто-то занял? Подумайте только: половина самолётов в мире была сделана не по правилам капитализма и не под его контролем. Это касается множества сфер, отдано очень много, но противник не удовлетворён. Он требует новых и новых уступок, он не успокоится, пока не увидит, что тут растоптано и укатано в асфальт всё настолько, что никогда ничего не вырастет. Т.е. уступок в ресурсах мало, нужно отдать себя и своих детей, нужно лизать сапог, стать рабом, а потом умереть. Только тогда противник удовлетвориться.

Речь тут вовсе не о противостоянии России и США. Нужно понимать, что США в данном случае просто инструмент капитализма. Рейх в их глазах оказался инструментом, несущим слишком большие издержки, да ещё и проигравшим, так что они сменили ставку, переняв от Рейха лучшее. То, что Россия сейчас не является идейным наследником СССР, мало кого волнует. Эти люди умеют строить планы на 50-100 лет вперёд, так что в этих рамках нужно гарантировать, что сама возможность возникновения такого анклава, не принадлежащего капиталу, не появится.

Линия водораздела между мирами в эпоху империализма была очень простой. В эпоху борьбы коммунизма и капитализма стала не столь явной, так как эти концепции гораздо сложнее для понимания, чем кровь или нация. А когда исчез маяк коммунизма, мир погрузился во тьму. Почти столетие у капитализма был общий враг, и в один миг его не стало. Вдруг оказалось что есть большой и крутой капитал, сосредоточившийся в США, и все остальные. Мы вступили в эпоху нового империализма, с той лишь разницей, что у нынешней Pax America нет соразмерных конкурентов, а Pax Sovetica вообще была плохо заточена под капитализм внутри себя.

Именно в этом господстве, на мой взгляд, и содержится то самое первородство, о котором говорил Кургинян. Это заявка на мир, заявка на свои взаимоотношения со вселенной без посредников и конкурентов. И только общность людей, делающая подобную заявку, действующая соответственно и побеждающая, имеет шанс на то, что за ней будет будущее. Все, кто думают на уровень ниже - мыслят на уровень ниже капиталистов, а значит проиграют им.

Почему "глупеет" фантастика? Часть 02.


  1. Почему "глупеет" фантастика? Часть 01.

  2. Почему "глупеет" фантастика? Часть 02.

В предыдущей статье был поставлен вопрос, почему же стремительно падает интеллектуальный уровень современной фантастики. Почему авторы не стремятся создавать целостные и системные картины общества в своих произведениях, почему ограничиваются только постановкой вопроса или обозначением проблемы, оставляя их без ответа? Лёгкий ответ состоит в том, что они глупцы и пишут для глупцов. Возможно, для какого-то процента совсем уж идиотских произведений это и справедливо, но по-настоящему это объяснение ничего нам не даёт. Попробуем перечислить остальные факторы в порядке убывания их банальности и очевидности.

Первый очевидный фактор - это маркетинг. Очень часто от исполнителей дрянных поп песен  в 90-е можно было слышать, что они всего лишь удовлетворяют спрос. Генезис многих исполнителей шёл ещё из советских времён, и они имели очень неплохие вокальные данные, но сознательно делали отстой, потому что “пипл хавал”. Это объяснение выводит нас на вопрос о роли искусства. Ведь с одной стороны, можно сказать, что удовлетворители низменного спроса правы, они работают на рынок и зарабатывают деньги. Это правда лишь отчасти. Все они как неплохо образованные люди прекрасно понимали, что кроме опускания планки, можно работать и на подъём планки. Можно своим творчеством поднимать уровень запросов публики, делая каждое следующее произведение чуть лучше и чуть сложнее, воспитывая своего зрителя. Но в то время это означало необходимость постоянной работы и совершенствования, да и коллеги по цеху не поймут, чего это ты там каким-то искусством занялся, когда нужно “делать бабло”. Порочность борьбы за объект (публику) через постепенное разрушение объекта стала через некоторое время понятна всем. С одной стороны, объект разрушается настолько, что ему уже вообще не нужна никакая музыка, а с другой, есть конкурент в виде зарубежных исполнителей, которые вытесняли наших очень активно из-за наличия хоть какой-то мелодики и голоса. Постепенно планку стали поднимать, дотягивая её хотя бы до уровня западных шоу, так что сейчас наши от них не особо отличаются, но выше не идут. Точно так же происходит и с жанром фантастики в литературе и кино. Книгу нужно продать, кино нужно окупить в прокате, так что у любого такого продукта есть целая армия маркетологов, которая иногда может испоганить исходную идею до неузнаваемости.

lz8.jpg

Второй очевидный фактор - это в целом низкий уровень системности в образовании, как авторов, так и зрителей. Это не значит, что они глупые. Это значит, что в их мышлении есть набор отдельных элементов, каждый из которых они могут стыковать друг с другом в произвольном порядке. Ярким примером подобного является жанр боевых роботов в Аниме. Если взять за пример те аниме, где роботы стали основной боевой единицей и не обладают никакими сверхъестественными способностями, то любому человеку, знакомому с современными вооружениями, становится не понятно, как же так вообще вышло. Чтобы вытеснить танки, вертолёты, самолёты, артиллерию и пехотинца с ПЗРК роботы должны быть подвижнее, быстрее, точнее, дешевле, живучее и так далее. А зачастую это просто большие консервные банки, сражающиеся мечами. Мечами, КАРЛ!!! Или какие-нибудь очень страшные пришельцы из комиксных “Мстителей”, они должны быть хотя бы опаснее, чем современная техника землян. Но они голые летают на скутерах на дозвуковых скоростях, стреляют снарядами, летающими медленнее пули, и любят подраться в рукопашную. Авторы вообще в курсе, что истребитель может захватить и сбить подобную цель с расстояния в десятки километров? Самыми слабенькими ракетами с расстояния 3-5 км, самыми крутыми с расстояния 200 км. И ракета летит со скоростью 2-6 махов, т.е. глазом там ничего вообще не увидеть. Это мы ещё системы типа С-300 не берём в рассмотрение. Но современная военная техника - это столь сложный взаимосвязанный комплекс, требующий огромных знаний и понимания для своей работы, что это становится авторам не интересно, они выносят его за скобки и фантазируют о роботах с мечами. Не поймите меня не правильно, я люблю роботов, просто пытаюсь показать насколько наивны получаются эти произведения, если приложить их к реальности. Я люблю сказки, но реальность мне значительно дороже.

1-zakon-gluposti.jpg

И тут мы подходим к третьему фактору который уже не так банален, как предыдущие. Дело в том, что все претензии, которые я высказываю к произведениям, относятся к определённой картине мира. В моей картине мира логичность, непротиворечивость, сцеентичность фантастического произведения - это само собой разумеющиеся элементы. Такой взгляд характерен для человека эпохи модерна. Когда подразумевалось, что существует научная истина, что произведение - это законченный целостный объект, что существуют некие метанаративы, в рамках которых действуют люди, и так далее. В 80-е годы ХХ века эта концепция уступило место постмодерну. Это течение отрицает всё, что составляло собой когда-то модерн. В его рамках считается , что истины нет и быть не может, что бог и метанаративы умерли, что сцеентизм не нужен (истины-то нет), что произведению для того, чтобы быть искусством, нужно быть просто компиляцией, да и вообще всё что угодно может быть искусством. Прагматизм как критерий успеха - тоже важная черта постмодерна. Ну а раз мы заменяем синтез эклектикой, а семантику заменяем риторикой, то для произведения становится совершенно не нужно отвечать на какие бы то ни было вопросы или содержать в себе хоть какие-то целостные структуры смысла, чтобы быть искусством. Достаточно просто сказать слова, любые, в произвольном порядке. Фантастика или кино-фантастика тут идут абсолютно в тренде постмодернизма. Клип, нарезка из мыслей, слепленных друг с другом в любой последовательности, желательно в неожиданной, чтобы ещё и шокировать зрителя - это ведь практически идеал постмодернистского произведения. Конечно, авторы не думают в таком ключе, они просто пишут сценарий или книгу, или снимают фильм, но общественное настроение, задающее стереотип поведения, сейчас ориентировано именно на это. Несмотря на все возмущения продажей “акулы в формалине” за миллионы долларов, как произведения искусства, многие из критиков надеются найти когда-нибудь свою “акулу”, чтобы тоже удачненько её впарить.

29163-YjA5M2Q4YTkyYQ.jpg

Постмодернизм не ищет глубины, его цель - скользить по поверхности, он не создаёт структуры, его цель их разбирать и деконструировать, он не создаёт оси или центры притяжения, его цель - рассевание. Ему совершенно не интересны произведения вроде “Академии” Азимова, где правят бал большие процессы, и характеры даны лишь широкими мазками. Зато произведения, в которых может полностью отсутствовать смысл, но будут бесконечно смаковаться мелкие индивидуальные различия  - это то, что нужно.

Более того, засилье постмодерна в кино приводит к тому, что главный поставщик кино-продукции - Голливуд уже не в состоянии снимать кино по библейским сюжетам. Главные киношники в стране, которая считает себя самой христианской на планете, не могут снять кино по своей священной книге. Они её не понимают, потому что она про большие смыслы, а они снимают истории про психопатологии её героев. Режиссёры просто больше не способны говорить на том языке, на котором написано писание, которое хоть и написано в итогу до модерна, но всё же является более-менее целостным в идейном плане произведением. Короткие, но ёмкие заметки об этом рекомендую прочитать здесь и здесь.

Родившись как результат разочарования в модерне и отчаяния от невозможности ответить на основополагающие вопросы, а так же как результат ужасания мира от модернизма, который было радикальным отрицанием модерна и, в частности, породил фашизм, постмодерн является взглядом утверждающим поражение человека перед вселенной. Мир непостижим, люди одиноки, бога нет, всё пространство смыслов не более чем текст, состоящий из другого текста. В бытовом понимании отказ от собственного мнения, когда говорят, что “во всём есть плюсы и минусы” - это тоже часть подобной капитуляции. Когда речь идёт о выборе микроволновки, то плюсы и минусы - это естественно и понятно. Но если человека на Донбассе спрашивают: “Вы за Майдан или за ДНР?”, а он отвечает, что “во всём есть плюсы и минусы, а я воздерживаюсь от категорических суждений”, то это уже другой вопрос. Оказавшись перед выбором, в такой жизненной ситуации человек должен иметь смелость разобраться в себе, в мире вокруг себя, и, сделав выбор, начать действовать. В нескольких своих статьях С. Жижек формулирует мысль, что в современном либерализме принято отходить от утверждения: “враг это тот, чью историю ты слышать не обязан”. Во многих произведениях мы узнаём историю в том числе с точки зрения антигероя, и автор старается заставить нас сочувствовать ему и понять его мотивацию. Но Жижек там же и ставит ограничение, задавая вопрос: “готовы ли мы так же утверждать, что Гитлер был врагом, потому что мы не слышали его историю?” В случае, когда мы сталкиваемся с врагом, со злом, которое хочет нас убить, когда противоречие обозначено и очевидно, мы должны иметь смелость проводить черту и говорить: “Alea jacta est”. А когда жребий брошен и Рубикон перейдён, уже не может быть места “плюсам и минусам” и “выслушиванию историй”. На эту тему всем очень рекомендую послушать или прочесть рассказ Бориса Полевого “Мы советские люди”.

Перед тем как читать следующую часть статьи, пожалуйста, прочитайте статью Размежевание — 2 в, которой затронута роль фантастической литературы в формировании мировоззрения большой группы людей. А так же, если вам интересно творчество А. и Б. Стругацких, статью Атака «Белого ферзя» о эволюции взглядов братьев на коммунизм и фашизм. Эти статьи, особенно первая, помогут понять то, о чём пойдёт речь далее.

Добравшись до постмодерна, как одной из причин вырождения жанра фантастики, мы зацепили одну очень важную тему. Модернизм в своё время был радикальным отрицанием модерна, именно на этом радикальном отрицании вырос в своё время фашизм. Постмодерн в свою очередь является не радикальным отрицанием всё того же модерна. И хотя форма разнится довольно значительно, содержание в этом моменте отрицания сходится. Постмодерн так же, как и модернизм стремится убить модерн, не активной борьбой с ним, не культом силы, а пассивным разложением, культом бессилия. В этом единстве целей кроется и определённый потенциал перехода. В какой-то момент встретив сопротивление, постмодерн может радикализоваться, а в радикальной форме это будет источник для нового фашизма. Частично нечто похожее уже происходит, примерами могут служить Украина и ИГИЛ. Вся это эклектика из бандеровщины или исламизма, нанизанная на бессильную ненависть к миру, в итоге вырождается в уничтожение всего, в чём можно хотя бы заподозрить жизнь. Борьба с памятниками в этом ключе не случайна. Памятник - это место силы, это место памяти народной, которое соединяет людей с их прошлым, с другим берегом, на котором они могут видеть предков. Пусть даже это будет сугубо материалистический берег, существующий только в сознании, но от этого он не становится менее важным. С точки зрения постмодерна места силы необходимо разрушить, поскольку они то, чего не должно быть, а в идеале на их месте хорошо бы воздвигнуть места бессилия. Всевозможные скорбные мемориалы, места, где нужно рыдать, и каяться, и проклинать жизнь.

Встать на пути этого нового вызова может только новый модерн. Причём очень важно понять, что он обязан быть переосмыслением старого, а не его копией или реставрацией. Предыдущий модерн столкнулся с кризисом и оказался не готов к ХХ веку. Проведя людей через катастрофу мировых войн и не дав ответы на важнейшие вопросы, он проиграл. Люди разочаровались в модерне, и его идеи в чистом виде уже не зажигают их, не дают им полноценной силы для действия и движения вперёд. Да и само это “вперёд” сильно проблематизировано. Новое осмысление модерна должно дать ответы или исчерпывающее понимание, когда и при каких условиях ответы могут быть найдены.

ltch2.gif

Никакой “средний класс” тут не поможет, и никакого возврата в “старый добрый” модерн не будет. Важно понимать, что само ничего не пройдёт и не кончится. Вопросы смысла существования, места человека в мироздании, природы зла и другие, о которые споткнулся модерн, никуда не делись. Постмодерн - это не злобный бука, возникший из ниоткуда, он является естественной реакцией человечества на неспособность решить эти вопросы. Поэтому только новый импульс и новая сила может занять его место в умах людей.

Для того, чтобы возникло движение вперёд, необходимо сообщество людей, движимых неомодерном, горящих этой идеей жизни, силы и движения. Только такое сообщество сможет выстоять в схватке с постмодерном, не дать затянуть себя и своих детей в это болото бессилия и бесконечного переписывания. Только оно сможет придать нужный импульс истории, чтобы она вновь перешла со спотыкающегося шага на стремительный галоп. Тогда вновь в фантазии людей не будет ничего невозможного, не будет ощущения одиночества человека и его противостояния с холодной и злобной вселенной. И именно такое движение сможет оживить научную фантастику, выведя её из пессимистической комы. Ведь оно потребует и нового образования, и отказа от потребительской модели общества, пусть даже это произойдёт и не со всем человечеством сразу. Даже отдельные очаги подобной жизни и подобных взглядов смогут светить маяками во тьме и освещать путь тех, кто хочет видеть. Тогда мы увидим возрождение или, вернее сказать, возникновение новой неомодернистской фантастики.

Почему "глупеет" фантастика? Часть 01.


  1. Почему "глупеет" фантастика? Часть 01.

  2. Почему "глупеет" фантастика? Часть 02.

Товарищ как-то написал заметку о фрагментарном знании. Интересно, что буквально на днях мы эту же тему обсуждали дома. И я решил немного эту мысль развернуть и достал из загашника давний черновик про современные антиутопии. В ходе написания статьи мысль развернулась шире, так что были затронуты и другие жанры, а статья получилась скорее о знании, чем о литературе.

Когда-то давно я прочёл книгу Евгения Замятина "Мы", и тогда она меня впечатлила, как некоторая очень прозорливая фантастика. Ведь в 1920 году, чтобы написать такую ядовитую критику на только возникающий образ социализма, нужно было обладать хорошей фантазией. Тогда я совсем не разделял коммунистических взглядов, и мне казалось, что критика эта была ещё и весьма остроумна. Сейчас, конечно, отношение у меня к этой книге весьма сдержанное, но отрицать её влияние на антиутопии, написанные в более поздний период, думаю, не будет никто.

Следующей серьёзной книгой в этом жанре для меня была "1984" Оруэлла. Эта книга вышла, на мой взгляд, гораздо злее, и включала какой-то заряд безысходности, который было трудно переварить. Кроме того, я тогда уже отмечал, что тут кроме очевидных аллюзий на Сталинский СССР была масса отсылок к Великобритании, современной Оруэллу. И хотя антисоветчики любят эту книгу как сатиру на СССР, на самом деле, Министерство правды и прочие радости - это всё-таки про Британию.

Но настоящим откровением в жанре антиутопии для меня стал "О дивный новый мир" Хаксли. Если предыдущие книги я читал как критику мира, о котором я мог знать только с чужих слов - ни в 20-х, ни в 30-х в СССР я не жил - то эта книга 1931 года описывала окружающую меня действительность 2000-х. Я смотрел вокруг и видел своих одногрупников, обсуждавших девушек в терминах: "Она так пневматична". Я смотрел и видел кинотеатры, заполненные продукцией для поглощения поп-корна. Я смотрел и видел, что всех всё устраивает. Ведь если хорошенько задуматься, то какие бы ужасы не описывала антиутопия, в ней всегда есть слабое место. Даже если машина подавления чудовищна, как в "1984" или "451 градус по Фаренгейту", история учит нас, что на штыках не усидишь. Т.е. никакое, даже самое жестокое подавление не может длиться вечно. Совершенно иное дело, если подавления нет. Именно это пугало в "Дивном новом мире" - отсутствие недовольных и подавления. Властители этого мира выстроили его на перестройке самого человека и бесконечной стимуляции его центров удовольствия. Людям в “Дивном новом мире” нравится быть рабами, и основой этому служит глубочайшее удовольствие. Всё устроено так, что людей устраивает текущее положение вещей и точка. Как в "Цивилизации статуса" Роберта Шекли: всё замерло и теперь может только однажды рухнуть в бездну, когда произойдёт сбой, но никакой надежды на бунт и прорыв вперёд нет.


Авторам обоих произведений пришлось выдумывать возможность для такого прорыва, создав людей, не вписываемых в систему. Но реальность капитализма показывает нам, что роль и влияние Homo Sacer (людей, исключённых из системы общественных отношений) на систему сильно преувеличены. Без организующей силы в виде партии они так же бесполезны, как и пролетариат XIX века. Да, пролетарии недовольны, да, их много, но пока нет СтачКомов, пока нет Советов, пока не появляются партии и не оформляют претензии пролетариата политически, влиять на систему они не могут. Так и люди исключённые сами по себе ещё ничего не меняют, но они дают надежду, что есть какая-то не отравленная почва, где когда-нибудь что-нибудь вырастет, если повезёт. Произведения были разные: некоторые, как "Мы", были безысходными и кончались на том, что всё плохо. А некоторые, как "Цивилизация статуса", давали надежду на то, что, несмотря на проблемы, выход есть.

Важно отметить, что все эти произведения объединяет попытка нарисовать целостный мир. Авторы в меру своего знания и понимания старались придумать некую систему со своими законами и правилами. Они старались описать существование внутри них и представить читателю внутренне не противоречивую картинку. Конечно, тюремный мир в "Цивилизации статуса" не может быть устойчивым в реальности, но автор придумывает внутренние ограничения и правила, которые объясняют, почему эти люди до сих пор не скатились в банальное убийство всего и вся, и кроме того, сам же и подтверждает, что и этого хватит не на долго. Выход или спасение так же обычно кроется в некоторых внутренних противоречиях, которые герои могут использовать, как например люди, запоминавшие книги в "451 градус по Фаренгейту".

Жанр антиутопии и научной фантастики в современном кино находится в состоянии глубокой комы. Любимый многими за своеобразную стилистику "Эквилибриум" содержит в себе множество киноляпов, но он ещё хотя бы как притча несёт в себе какую-то мысль о борьбе человеческой страстной натуры и её опасностях. О том, что убежать от страстей нельзя, но лишь смерив их, ты можешь стать непобедим. Фильм не идеален, но в этом отношении годен хотя бы как притча.

А взять, например, “Превосходство”. Казалось бы, очень лихой задел. Бессмертное оцифрованное сознание человека, наделённое вычислительной мощностью всех машин на Земле и всеми задокументированными знаниями человечества. Много раз говорится, что главный герой умнее всех людей, когда либо живших, вместе взятых. Он изобретает нанотехнологии, обеспечивает себя энергией, проникает во все сети и компьютеры мира. Но всё что, он может сделать с помощью вездесущих нанороботов, которыми он заполнил пустыню, в которой обитает - это чёрные тентакли. Это всё, на что хватило фантазии у авторов. Самый умный человек на Земле не смог убедить своих противников, не смог разъяснить миру, что он готов решить все проблемы мира разом и даром, не смог залечь на дно на пару сотен лет, если человечество не готово к изменениям. Нет, он бьёт своих врагов жутко высоко-технологическими чёрными щупальцами. Это что, гимн человеческой тупости? Т.е. самый умный из нас настолько туп, что изобретает самодостаточных роботов размером с атом только для того, чтобы сделать из них чёрные тентакли. А финал фильма - это безусловная победа, человечество победило ценой отката в каменный век. Если в фильме “Армагедец” это была такая смешная злая шутка, то в “Превосходстве” нам это рассказывают с полностью серьёзным лицом.

Ошибки и ляпы всяких "Голодных игр" и "Дивергентов" очень хорошо разобраны у BadComedian. Посмотрите эти обзоры, это не только познавательно, но и довольно весело. Я бы хотел отметить не отдельные ляпы и глупости, а именно отсутствие системы. Миры, нарисованные в них, не имеют внутренней логики, каждый следующий эпизод может противоречить предыдущему, но это неважно - на кассовый сборы это никак не влияет. Зрители прут толпами, и тех, кого смущает, что вместо сюжета им показывают полную ахинею, всё меньше. А самое интересное, что аудиторией фильмов "для подростков", которая готова схавать подобную продукцию, являются в том числе и люди от 18 до 27, а это уже совсем тревожно. Ведь, казалось бы, высшее образование должно уже как-то привить умение думать, самостоятельная жизнь уже должна прибавить некоторый опыт, но, видимо, этого не происходит. Но самое главное, пугает полное отсутствие мысли. Плохие парни плохи потому, что они плохие, хорошие - потому что они хорошие, и хорошие (хорошие ли?) побеждают плохих, звучат общие слова про, то что угнетать кого-то не хорошо. В каком-нибудь адреналиновом "Вспомнить всё" Верховена социальная проблематика и то глубже рассмотрена.

Тут можно сказать, что есть фильмы, в которых с мирами можно не соглашаться, но которые по крайне мере не так разваливаются на куски, как подростковые антиутопии. "Элизиум" или "Время", например. Действительно, у этих фильмов с точки зрения выстраивания декораций всё не так уж и плохо. Можно спорить с тем, что при заданных условиях мир был бы другим, но он по крайне мере имеет какую-то внутреннюю логику. Более того, он сделан именно таким, чтобы проиллюстрировать некоторые пороки настоящего вроде социального неравенства или эксплуатации и отчуждения. Но тут выплывает небольшая проблема. Авторы оказываются не способны выйти за пределы нарисованной ими же картинки. Они не видят внутренних противоречий в своих утопиях. У них либо всё сносит герой-терминатор, косящий врагов пачками, что ещё можно списать на отдание дани киношному “мачизму”, либо выходит вовсе пшик, типа отнять и поделить в стиле "Бонни и Клайда" в случае фильма "Время", или в стиле "счастья для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженным" в случае с "Элизиумом". Т.е. на лицо мышление в клиповом, фрагментарном стиле. Мы просто набираем красивых штампиков, миксуем и получаем "как бы" произведение. Даже более удачный “Район №9” того же Бломкампа - это всего лишь микс на тему современного европейского фашизма. Ведь в итоге он не предлагает никакого выхода из этого, никакого катарсиса и изменения общества. Просто небольшая войнушка, и проблема улетела, но обещала вернуться, а общество так ничего и не поняло.

Есть даже более менее неплохие миксы вроде серии "Чёрного зеркала" про мир, в котором все вынуждены крутить педали, чтобы вырабатывать электричество, и как на высшее благо смотреть на возможность поучаствовать в шоу "кто хочет стать звездой". Неплохая серия, только всё время мучает вопрос, откуда в этом мире всё берётся, ну т.е. кто делает контент для компов, еду, одежду, строит жильё и т.д. Допустим, что это для притчи и не нужно. Но авторы не дают никакого ответа на собственный вопрос, их ответ в том, что нет ничего подлинного, "господь, жги, тут больше некого спасать". Для притчи это довольно бессмысленный посыл. Если приплюсовать к этому серию про премьер-министра и свинью, а так же серию про виртуального персонажа, избирающегося в парламент, то это вообще становится единственным ответом. Подлинное в этом мире кончилось, конец, выпьем яду? В целом, этот сериал оформлен очень неплохо, некоторые его серии, как серия про запись POV воспоминаний, не нуждаются в фантастическом элементе, это просто мелодрама одной семьи. Серия же про копию сознания, помещаемую в виртуальную реальность, так же как и серия про охоту на людей, не дают никакого толкового ответа. Можно ли считать сознание объектом, к которому необходимо относиться, как к живому существу? Можно ли сказать, что стерев или скопировав чью-то память, мы обнуляем или переносим субъект? Это вопросы отнюдь не новые, в фантастике 60-70-80-х рассматривались множество раз, причём, зачастую, с попыткой дать некоторые ответы. Я уж не говорю про вопрос в духе человек и его творение, так называемый "комплекс Франкенштейна", который мучит человечество ещё дольше. Тут стоит сказать, что не нужно ходить слишком далеко, и даже серия “Ghost in the Shell” в полном метре и в виде сериала пытается дать некоторые ответы на эти вопросы, при этом являясь более попсовым продуктом.

Современные авторы привыкли ставить вопросы, но не отвечать на них. Почему-то современная культура стала считать эти вопросы самоценными признаками интелектуализма, мол, задумался о высоком, понял что ответа дать не можешь, значит уже мудрец. Вот Достоевский-то удивился бы. А он-то, дурак, писал, старался ответить, концепцию какую-то философскую выстраивал. Всего-то нужно было закончить “Преступление и наказание”, убив Раскольникова в середине и сказав, что убивать не хорошо. Почему? Ну не знаю. Карма? Но поставить вопрос для Достоевского было явно недостаточно, и он имел смелость и мудрость давать ответы на те вопросы, которые ставил. Можно с этими ответами согласиться, можно не согласиться, но они есть, и именно ответы формируют тот вклад в культуру или мировую мысль, который делает автор.

Но вернёмся к фантастике. Последний фильм Вачовски "Восхождение Юпитер" - это чистые американские горки, причём ещё и плохого качества. Их “Матрица” при всех своих недостатках, хотя бы была годной притчей на тему субъективности бытия. В “Восхождении” же взято немного из критики капитализма, немного из фильма “Бразилия”, за стержень сюжета взят девчачий роман, где главную героиню всё время спасает мачо, и всё это впихнуто в плохую космо-оперу. И если кому-то кажется, что деградация коснулась только сложных жанров вроде фантастики могу напомнить один из типичных ходов современных детективных сериалов в виде доставания убийцы из кармана в конце серии. Напомню, что зачастую в старых детективах либо зрителю и читателю сразу было известно, кто убийца, либо его необходимо было определить из списка подозреваемых. Всю книгу или фильм мурыжить читателя расследованием, чтобы в конце вынуть из-за пазухи персонажа, о котором до этого не было ни слова - это же был дурной тон, но это норма современного детективного сериала, в котором от детектива часто одно название.

Есть и ещё более смешной жанровый пример в виде выхолащивания фентези. Я конечно понимаю, что сказка она сказка и есть, но ведь некоторые авторы претендуют на правдоподобность. А о какой правдоподобности может идти речь если в популярнейшем фентези “Игра Престолов” мы видим, что у огромной империи, в которой чуть ли не каждая провинция выставляет стотысячные армии, финансами занимается один человек. Кто сталкивался с бухгалтерией предприятия хотя бы человек на сто, сразу поймёт шутку. А где это видано, чтобы из рабов делали армию? Во всех рабовладельческих обществах в истории человечества господа потому и были господами, что он были воинами и имели место в строю. Да, есть пример мамлюков и янычаров, но их положение в обществе было отнюдь не рабским. Более того, где это видано, чтобы из мальчика, которого в детстве кастрировали, можно было бы вырастить супер-воина? Гормоны - штука упрямая, её не переспоришь. Где это видано чтобы,
как сказал один обзорщик, "уголовников посылали без присмотра охранять тундру от барабашек"? Люди имеют свойство из ссылки сбегать даже под охраной, а без охраны-то и подавно. А это всё факты из популярнейшего на данный момент произведения, бьющего все рекорды эфиров и книжных продаж.

Что уж говорить о технических мелочах у других авторов в виде конных арбалетчиков или жутком холоде, при котором реку нужно преодолевать вплавь. Жанр фентези ведь взял своё начало от приключенческой литературы и эпоса. В конце концов, развлекая, он часто рассказывал некоторую притчу или драму, которая заслоняла собой все нестыковки или несуразности сюжета. Ну нельзя было полететь к Орадруину на орлах. Почему? Потому что тогда не было бы истории про то, как даже маленькие люди могу повлиять на судьбы всех. Не было бы нового английского эпоса, который жаждал создать Толкин. Это то, что Хичкок называл “макгафин” - некоторая завязка, которая, даже являясь полной чушью, уходит на второй план, если история, рассказаная вокруг него, впечатлит и заинтересует зрителя. Но для того, чтобы простить такую "дырку от бублика", необходимо выстроить вокруг очень вкусный бублик.

Некоторым особняком тут стоит злая сатира вроде "Бойцовского клуба", за который Финчеру, на мой взгляд, должны поставить памятник при жизни, т.к. ему удалось сделать столь мощную ленту из, скажем так, вполне проходной книжки. Он умело заточил каждый гвоздь едкой сатиры и издёвки и с особенным смаком вогнал их в гроб консюмеризма. История же коммерческого успеха этого фильма сама по себе показывает, что монстр капитализма от подобной критики только становится сильнее и готов кушать подобные гробы вместе с гвоздями на завтрак.

Если взглянуть на старую добрую Сай Фай, то детальный подход и проработка там встречаются повсюду. Причём, я хотел бы отметить, что даже та фантастика, которая транслировала взгляды, которые я не разделяю, была проработана очень хорошо. Читая “Луна суровая хозяйка” или “Звёздный десант” Хайнлайна, можно не соглашаться с его взглядами на общество, но с ним есть о чём поговорить, в его построениях есть логика и опираются они не на пустоту, а на определённую систему взглядов.

Технические детали, несмотря на то, что они несколько второстепенны, тоже очень важны. Кому-то могут показаться затянутыми и смешными объяснения Азимова в "Академия и Земля" на тему астронавигации. Но ведь это действительно большая проблема. Меня всегда смешит, когда герои фильма о космосе прыгают в неизвестный сектор космоса и начинают "определять координаты". Мне всегда хочется спросить: "Как!? Как вы, мать вашу, это делает!? Относительно чего?" Но в подобных фильмах это скорее условность жанра. Относительно подобных деталей мы можем сказать: "Ну, люди в будущем придумали какой-нибудь способ". В конце концов, технические ляпы для фантастики, которая не концентрируется на том, как мир меняется из-за новой технологии, не так критичны. Но если речь идёт об обществе и о людях, тем более, если их общество и психология очевидным образом не отличается от нашей, то подобного рода ляпы начинают резать глаз. И возникают они, на мой взгляд, как раз от того, что современные авторы или киноделы мыслят клипами и фрагментами. Они очень плохо понимают, как выдуманные ими условности могут повлиять друг на друга.

Я считаю причиной тому является недостаток фантазии и недостаток системности в знаниях и подходах, а так же ориентация на публику, которая не имеет системных знаний, поэтому схавает, что дадут. Многим современным произведениям в целом, и антиутопиям в частности не нужны никакая внутренняя логика, стройность, системность и уж тем более не нужны никакие ответы. Потому что, с одной стороны, этих качеств нет у авторов, а с другой стороны, этих качеств нет и у зрителей, что подтверждается кассовыми сборами и восторженными отзывами в интернете.

Почему так обстоят дела в современной фантастике попробуем разобраться в следующей части статьи.

Дети и будущее. Часть 05. P.S.

В качестве предисловия хочу отметить, что данная статья вышла очень объёмной, но призываю своих читателей просматривать материалы по ссылкам приводимым в статье. По ним приведены либо необходимые справочные материалы, либо статьи других авторов, без которых понимание дальнейшего рассуждения будет неполным.

Через некоторое время после написания статьи "Дети и будущее" в нескольких левых блогах закипела дискуссия о "гомосексуальных семьях". Видимо, поскольку эта тема сейчас усиленно муссируется в СМИ и меда пространстве, сработал своеобразный синхронизм обсуждений.

При этом уровень дискуссии вышел удручающий. Первым вышел ролик в рамках дискуссий ОНСБ. Это сообщество в своё время было хорошим генератором идей и текстов, часть из которых послужила отличной пищей для ума и вдохновением для многих кто считает, что за левой идеей будущее. Но конкретно эта дискуссия вышла откровенно слабой.

Участники рассуждают в бытовых терминах. Марксизм и Диамат забыты напрочь. По многим моментам участники просто не владеют информацией. Например, говориться, что выращенные в гомосексуальных семьях не имеют тенденции к повышению склонности к гомосексуальности, и что таких исследований нет. Но такие исследования есть. Например, много таких исследований в США. Если исследование финансируется консерваторами, то они показывают, что не только рост склонности есть, но и вообще дети в этих браках в жизни не успешные. А если их финансируют противники консерваторов, то исследования показывают, что роста склонности нет, и дети в этих семьях чуть ли не успешнее сверстников. Понятное дело, что исследования подобного рода ангажированы, и если мы хотим разобраться всерьёз, то нам придётся этот вопрос прорабатывать самим. Но нельзя же вести дискуссию, не ознакомившись хотя бы с материалами, доступными в интернете.


При этом хочу отметить, что позиция Бориса Юлина выглядит хоть и не идеальной, но гораздо более взрослой и ответственной, в то время как уважаемый Алексей Кравецкий всё-таки рассуждает в вопросе воспитания детей как-то уж очень по детски, скорее пытаясь переспорить собеседника, нежели пытаясь найти ответ на вопрос, как же стоит и как не стоит воспитывать детей.

Вторая дискуссия вышла более взрослой и спокойной. Дмитрий Юрьевич с Борисом Юлиным не спорит, а скорее выспрашивает детали. Но в итоге всё равно вышел бытовой разговор.


Товарищ lenin-kerrigan заметил упущение в обсуждении коллег и поспешил написать трактат, описывающий различные аспекты семейных отношений. Экскурс в историю различных исторических форм семьи вышел интересный, привязка к экономическим взаимоотношениям тоже присутствует. Но с выводами, на мой взгляд, товарищ сильно поторопился. Мне вот совершенно не понятно, откуда он взял, что семья будущего - это свободная моногамная семья. Из экономики это никак не следует. Почему вдруг мужчина будет предпочитать связывать свою жизнь с одной женщиной и наоборот? Почему в этих условиях не разовьётся полигамия? И чем тогда автору не угодили гомосексуальные семьи решительно не понятно. Автор-то, конечно, старается в тексте привести свои доказательства, вот только часть из них опирается на исходную предпосылку о том, что моногамность - нечто, от чего люди не откажутся, а гомосексуалные пары хотят регистрировать браки исходя из юридический и экономических причин. Эти утверждения у автора служат доказательствами самих себя.

Чтобы уйти от бытового рассуждения "плохо - хорошо", необходимо обрисовать некоторые базовые понятия и некоторые исходные точки, опираясь на которые мы строим своё рассуждение.

Первый вопрос, на который нужно ответить - это кто субъект действия? Когда говорят: "Нужно чтобы дети росли умными, волевыми и сильными", - всегда полезно спросить, а кому это нужно? Кто является в этом случае субъектом, воспитывающим детей. И второй вопрос вытекающий из первого - это цели этого субъекта. Чего он пытается добиться?

Капиталисту, например, умные, волевые и сильные совершенно не нужны. Ему нужны манипулируемые и податливые, желательно с кучей комплексов, за которые можно дёргать, и кучей болячек, лекарство от которых можно продать. Поскольку государство у нас буржуазное, то говорить о нём как о субъекте отдельном от капиталистов не представляется возможным. Государство делает то, что нужно правящему классу. В последние несколько лет российская буржуазия поняла, что западная буржуазия с ней считаться не хочет, поэтому в стране пошли разговоры, что необходимо образование, спорт и прочее. Оказалось, что, как в старом добром XIX веке, прав тот джентльмен, у которого больше пушек. Но буржуа действуют в своих интересах, а не в интересах пролетариата, поэтому никаких лишних знаний, никакого лишнего развития, только то, что нужно для того, чтобы склепать пушки для защиты от западных партнёров, и то, что нужно, чтобы убедить, что ради буржуазии стоит за этими пушками умирать.

Поэтому, если мы оговариваем, что неким "нам" нужно нечто другое, то необходимо очертить и назвать свой субъект. Все предыдущие части этой статьи были написаны от лица субъекта, который можно было бы назвать “пролетариат XXI века”. Если смотреть по критерию отношений собственности на права производства, то это просто пролетариат. Оговорка “XXI век” подразумевает, что если раньше в эту категорию входили индустриальные рабочие, то теперь сюда можно отнести так же работников офисов и часть мелких городских буржуа, сознающих отсталость капиталистической системы. Подобный субъект ещё не сложился как готовый субъект действия, и коммунистам ещё только предстоит его сформировать. В процессе формирования многие буржуазные черты этих групп с одной стороны будут стираться, и им будет необходимо осваивать производительный труд. С другой стороны, пролетариат не может игнорировать наличие капиталистического мира, и вести себя с этим миром нужно соответственно. Поэтому этот класс по отношению к капиталистическому миру должен отрастить соответствующие капиталистические зубы.

Если мы говорим о целях этого субъекта, то здесь мы можем не стесняясь сказать, что материальной целью его должно стать освоение космоса и построение космического человечества. А идеальной целью должно стать высвобождение и раскрепощение высших творческих способностей каждого человека. Переход человечества к коммунизму, как более справедливому и прогрессивному строю в этом смысле является не целью, а средством, так сказать задачей на пути и необходимым условием для достижения этих целей. Конечно, это цели очень далёкие, и на пути к ним необходимо будет вырабатывать тактические задачи более близкого придела.

Когда мы обозначили субъект и его цели теперь можно сказать, как мы хотим воспитать своих детей, что хотим увидеть в них.

Какие параметры при этом нужно учитывать? В первую очередь возраст. Ведь воспитание ребёнка в 2-3 года, в 7-8 и в 15-16 - это совершенно разные процессы. Во вторых, индивидуальные особенности. Конечно, дети, как и все люди имеют разный характер, разные склонности и разные способности. Это необходимо учитывать. В массовой системе воспитания, как правило, этого учёта не хватает, но родители-то могут и должны понять и принять своего ребёнка. В третьих, необходимо учесть возможность ошибки и возможность работы с ней. Как это ни печально, но бывают отклонения от нормы, задержки развития, повышенная агрессия, различные заболевания. Система должна учитывать их, должна уметь работать с ними, не превращая в аутсайдеров, а находя им место. О том, какие навыки и зачем необходимо осваивать, было  написано в предыдущих частях статьи, повторяться не буду. Добавлю лишь, что об этом подробнее есть в нашей книге в главе "Дети", а также важность воспитания подрастающего поколения описана в главе "Как “кухарка” может защитить сообщество".

Необходимо отметить, что кроме нашего субъекта, имеющего свои интересы, в мире есть и субъекты противодействующие. Капиталисты нашей страны и капиталисты чужие тут будут несколько отличаться в мелочах. Если первых даже иногда можно будет использовать, преподнеся наши программы как "патриотическое воспитание", то вторые гораздо более изощренны в подобных вопросах и их на мякине не проведёшь. Но обольщаться не стоит. Вне зависимости от национальной принадлежности это - единый класс. Если вдруг он увидит и осознает, что мы становимся субъектом, сопоставимым с ним, то выступит против нас единым фронтом и глазом не моргнув. Поэтому одна из наших задач, чтобы к этому времени они уже не могли навредить нам. А так же чтобы понимание того, что тут выросло что-то, не подконтрольное им, пришло к ним как можно позже.

Инструменты, которые этот субъект будет применять, известны и мы видим их каждый день. Это и разрушение системы доступного и качественного образования. И отрезание людей от доступной медицины. И загон людей в бесконечную экономическую кабалу, когда у них просто не останется времени на своих детей. Создание и поддержка всевозможных движений, клубов и школ, опирающихся на "патриотическое" воспитание. В этом "патриотическом" воспитании будут свои герои вроде Власова и Николая II, а также рассказы о России, которую мы потеряли. Не уверен, что дойдёт до черносотенства и лозунгов вроде "православие или смерть", но подобный расклад меня бы не сильно удивил. Поэтому, когда власть насаждает ЕГЭ или закрывает поликлиники, она не заблуждается и не ошибается, она делает именно то, что ей нужно. Наша задача определить, что нужно нам, и действовать по-своему. Если какая-то инициатива власти нам полезна - её нужно поддержать, но всегда следует помнить, кто ты есть.

Как процессу воспитания, о котором мы говорили выше, мешает абстрактная полигамия в вакууме? Да в общем-то никак. Вопрос этот некорректно поставлен. На этапе перехода, когда сообщество ещё не стало обществом и не может позволить себе полностью проработанное общественное воспитание с сильной научной базой, уходить от моногамной семьи слишком рискованно и контр-продуктивно. Кроме того, вопрос о необходимости материнской заботы в период до трех лет, видимо, слишком глубоко связан с нашей биологией. Но не исключено, что в будущем семья либо станет совсем не нужна, либо примет какие-то другие формы. Во всяком случае, это наши потомки уже будут решать самостоятельно, а не в результате манипуляций капиталистов.

Как процессу воспитания мешает гомосексуализм? Если говорить о текущем моменте, то об этом написано в предыдущих частях статьи. Если говорить о будущем, когда сексуальная ориентация будет выведена из пространства политических манипуляций, думаю тоже  никакой проблемы просто не будет.

Гомосексуализм вообще тема невероятно запутанная. Наша позиция состоит в том, что это отклонение. Например дальтонизм - это отклонение, альбинизм - это отклонение, психостения - это отклонение, нарциссизм - это тоже отклонение. Является ли отклонение поводом для исключения из общества и поражения в правах? Иногда да. Например, дальтоникам не разрешают водить автомобили, т.к.они становятся опасны для других участников дорожного движения. Психопатов лечат в больницах, т.к. иначе они представляют угрозу окружающим или себе самим. А  вот, например, альбиносов не лечат, и не поражают в правах. Потому что их расстройство не опасно для окружающих. Более того, бывают отклонения приобретённые. Например тяжёлая приобретённая астма может так же служить ограничением для вождения. Развившаяся шизофазия вообще выводит человека из большинства социальных взаимодействий, включая политические выборы. Общество всегда оценивает степень угрозы от отклонений и принимает в их отношении соответствующие шаги. Мы считаем, что гомосексуализм сам по себе является расстройством, основанном на нарциссизме и ещё ряде других расстройств. Один из самых тяжёлых боёв в этой сфере был проигран именно в этом вопросе. Психиатрическая ассоциация США исключила гомосексуальность из списка заболеваний в 1973 году, но до сих пор не утихают споры и множество врачей с этим не согласны. В России этот вопрос обходился и был предметом УК, сейчас из УК исключён. Состава преступления тут действительно нет: взрослые люди, мало ли что они в постели делают, но считать это психиатрической  нормой по меньшей мере странно. Лечить или нет это расстройство, как и в случае с неопасными психическими расстройствами - это личное дело человека. Он не обязан это делать, если не хочет. Если его расстройство не протекает в бурной форме, опасной для окружающих, то и какого-либо поражения в правах у такого человека быть не должно, за исключением тех, профессий в которых требуется полное отсутствие любых психических расстройств и повышенная стойкость.

В вопросе того же усыновления позиция предельно простая. Мы считаем, что ребёнку нужны мать и отец, мы считаем, что его право на то, чтобы у него были мать и отец, не должно нарушаться. Мы считаем, что предпочтительная социальная модель, которую общество должно воспроизводить на данном этапе - это моногамная разнополая семья. Поэтому гомосексуальная пара не  попадает под нашу модель воспроизводства, в нашем обществе она не считается полной семьёй и поэтому она не может получать детей на воспитание, так же как, например, не может их получить гетеросексуальный родитель-одиночка, или гетеросексуальная пара, в которой один из родителей психически нездоров. Если они хотят завести детей самостоятельно, то они должны понимать, что в рамках общества им придётся пройти то же самое обучение, что и всем родителям, частью которого будет освоение материнства и т.д., а поскольку одна из ролей у них в семье будет с явным отклонением, за ними будет следить социальная служба. Так же, как эта социальная служба будет следить за одиноким родителем, или семьёй, в которой один из родителей имеет психические расстройства.

Есть ли здесь какое-то ущемление прав гомосексуалистов? Думаю, что оно тут абсолютно в рамках отношения к любым группам, являющимся отклонением. Есть ли тут какая-то специальная дискриминация? Нет, её здесь нет. Общество не отказывает им и не  изгоняет их. Оно просто констатирует их инаковость, а так же не желание эту инаковость культивировать. Зачем обществу эта инаковость, какая обществу от этого польза? Никто же не считает, что дальтоников нужно специально поощрять и увеличивать их  число? Так и тут. Человек родился или стал таким, общество должно поддержать его, предоставить все возможности к тому чтобы этот человек поправился или не чувствовал своей инаковости. Но общество совершенно не обязано переделывать себя в угоду этой инаковости.

Субъектность пролетариев XXI века ещё предстоит оформить, но уже сейчас мы не можем рассуждать абстрактно, не указывая, кто, что и для чего будет делать в сфере воспитания детей. Выстраивать своё отношение к семье и воспитанию без привязки к целеполаганию и тому, кто будет это делать, бессмысленно. Так же бессмысленно обсуждать такую отдельную деталь этого вопроса,как однополые браки. Они являются продуктом своего времени, завязаны на конкретные отношения и служат определённым целям. Разговоры товарищей и звучат несколько невнятно именно потому, что они не делают шаг за горизонт, не рассматривают кто и как будет строить будущее, и  что там надлежит построить. Если же мы прямо говорим, что субъект - это новый пролетариат, что цель - это построение космического человечества и высвобождение творческого потенциала каждого человека, то у нас прорисовываются и черты человека, необходимого для такого строительства, и методы, которыми его можно воспитать.

Дети и будущее. Часть 04.

Переходя к описанию образа будущего для семьи и воспитания детей, необходимо сделать следующие оговорки. Во-первых, на данном этапе мы можем делать лишь наброски. Многие черты реальности требуют детального дополнительного исследования, по многим вопросам будет сломано ещё немало копий в спорах специалистов, так что сразу условимся, что этот образ не претендует на тотальность. Это скорее очерк о том ,что можно сделать уже сейчас, с теми инструментами, что есть на руках. Во-вторых, от печально известной концепции “Детство 2030” этот очерк отличается радикально. Да, мы тоже можем говорить о конструировании человека, но если авторы форсайт-проекта хотят сконструировать некие химерические образы “компетентного ребёнка”, выбирающего пол в 7 лет и начинающего требовать от родителей прав в судебном порядке с этого же возраста, то мы говорим о человеке будущего. О человеке, который способен строить будущее, который способен покорять космос, который способен постигать вселенную и который может за себя в этой вселенной отвечать. Что же для этого нужно, и почему не годится “компетентный ребёнок”?

Начать нужно немного издалека. Ребёнок является биологическим продолжением существования для своих родителей. С точки зрения биологии он является носителем их генов и продолжателем их генетической линии. С точки зрения социальной и исторической он является носителем и продолжателем истории семьи и фамильной линии. Он несёт в себе весь опыт предыдущих поколений его семьи и всё многообразие генетических линий, бывших до него. Конечно, в современном обществе немного странно слышать о таких вещах, как продолжение рода. Мало какие семьи сохраняют семейный опыт и передают его следующим поколениям, мало кто сейчас ещё думает о необходимости генетического разнообразия, как о необходимом факторе эволюции. Но даже сейчас мы часто можем встретить у родителей отношение к детям как к продолжению себя в этом мире. Именно исходя из этого представления и формировалось отношение к детям на протяжении всей человеческой истории.

Если вспомнить древние времена, то одним из самых страшных видов дани для покорённых народов всегда были дети. Когда завоеватели отбирали скот, зерно, золото - это всегда было ещё куда ни шло, но если отбирались дети, то трактовалось это всегда однозначно: как попытка отнять будущее. В Османской империи, например, такого рода дань продержалась очень долго по причине того, что забирался только каждый пятый ребёнок, что по тогдашним меркам не так много. Кроме того, забирался ребёнок в возрасте 8-10 лет, т.е. уже успевший сформироваться. Кроме того, несмотря на то, что янычары считались рабами султана, позиция их в обществе была весьма высокой.

Но вернёмся к представлению о ребёнке как о продолжении его родителей. Исходя из этого представления формировалось и отношение государства к этому вопросу. В ХХ веке дети из дела сугубо частного перешли в сферу общественной заботы. Но даже в таких странах, как СССР, где тенденция к обобществлению вопросов частной жизни была сильна как нигде, постепенно пришли к пониманию того, что семья - это слишком базовая конструкция, чтобы от неё было легко уйти. Фантазии о полном общественном воспитании были быстро оставлены, и было сделано очень многое для того, чтобы помочь семьям вырастить своих детей. Государство обеспечивало их всем необходимым, открыло доступ к образованию, медицине, дало свободное время матерям и сделало всё возможное для того, чтобы поколение, росшее в 20е-30е годы, стало тем народом-исполином, который смог выстоять во всех испытаниях, и даже несмотря на чудовищную войну, смог первым в мире построить атомную электростанцию, спустить на воду первый в мире атомный ледокол и послать первого человека на околоземную орбиту.

Исходя из того, что семья - это очень базовая конструкция, мы не будем пока рассматривать варианты воспитания без неё. Фантасты часто пытались нарисовать для будущего некоторые иные образы семьи или её отсутствия. Роберт Хайнлайн в книге “Луна жёстко стелет” описал целый ряд конструкций, возникших на луне в условиях, когда женское население было в два раза меньше мужского. У него получились и более-менее понятные тройки и полиандрии, и экзотические семейные цепочки, но даже там дети не лишались заботы родителей. У Джорджа Мартина в “Умирающем свете” описана сложная социальная структура, когда женщина является собственностью двух мужчин, которые как напарники продвигаются в жестокой иерархической борьбе. В случае, если они оба гибнут, то права на неё переходят ко всему племени, дети же всегда принадлежат всему племени и воспитываются им. В произведениях советских фантастов семьи часто вообще нет, детей воспитывает всё общество, а поскольку оно коммунистическое, то в дополнительной защите со стороны семьи нет надобности. Не будем сейчас обсуждать жизнеспособность и реалистичность тех или иных концепций, отметим лишь, что семья не есть нечто неизменное и безальтернативное, её структура имеет свои определённые причины и служит определённым целям, она складывалась и эволюционировала исторически. Но её нельзя легкомысленно переформатировать во что попало. С изменением общественного устройства и образа жизни человечества она, скорее всего, изменится, но неосторожность в этом вопросе чревата серьёзными травмами для детей и общества.

Поскольку биология человека штука очень упрямая и меняется она очень медленно, то нам стоит присмотреться к советскому опыту повнимательнее. На его основании можно сделать вывод о том, что пока наиболее приемлемой формой раннего воспитания является моногамная разнополая пара. О том, какие именно качества ребёнок развивает благодаря контакту с матерью в раннем возрасте, говорилось в предыдущей части, так что возвращаться мы к этому не будем, а перейдём к тому, что мы можем сделать полезного для той семьи, которую мы определили как нормальную. Нормальную не только тем, что в ней есть папа и мама, но и тем, что эти папа и мама обладают определёнными этическими качествами. Потому как парочка, состоящая из дураков или подлецов, конечно, никого хорошего воспитать не сможет. Здесь важно отметить, что если мы хотим воспитать здоровых и всесторонне развитых детей, то в первую очередь мы сами должны становиться здоровыми и всесторонне развитыми. Со своими отклонениями и проблемами нужно работать, свои таланты развивать, а комплексы учиться разрешать. Человек, у которого нет полноценной жизни, вряд ли сможет кому-то показать, что такое полноценная жизнь. Причём прошу учесть, что речь не идёт о государственном уровне. Когда я говорю “мы” - это значит мы сами, люди, объединившиеся в сообщество единомышленников. Конечно, в последствии, если солидарное сообщество расширить до размера десятков и сотен семей, то возможности его возрастают экспоненциально, но начать я предлагаю с малого.

В концепции “2030” говорится об “апгрейде” родителей посредством рождения детей. Если бы имелось в виду то, что было описано в предыдущих частях, когда подготовленные и обученные родители решают, что пришло время им познать, что такое отвечать за чью-то жизнь и быть матерью и отцом, то такое начинание можно было бы поприветствовать. Описанная же в концепции картина скорее смахивает на покупку дорогой игрушки для развлечений. Попытка же приписать ребёнку сознательность с малых лет вообще противоречит всему, что мы знаем о человеке. Такое понятие как “совершеннолетие” было введено не случайно. И не случайно возраст его приходятся именно на то время, когда ребёнок окончательно формируется физически, заканчивается гормональная ломка и усваиваются основные социальные навыки. Когда человек рождается, он не более чем зверёк, дети маугли тому яркое доказательство. И только через воспитание и образование он становится полноправным членом общества. Авторы вроде Хайнлайна продолжая эту мысль, даже считали, что общество ещё должно протестировать и решить для себя, давать ли выросшему ребёнку право быть своей частью. В его романе “Звёздный десант” только человек, поступивший на службу в армию, обладал полными правами гражданина. Хайнлайна за это часто обвиняют в фашизме, но рациональное зерно тут на самом деле есть. Система образования, армия и прочее действительно являются мерилами того, вышел из “заготовки”, называемой ребёнком, гражданин или нет.

Если написанное выше кажется вам радикальным или жутким, то задумайтесь. Можно ли в полной мере считать русским человека, который не знает русской классической литературы, который просто слышал про неё по телеку. Он не умеет писать и изъясняться на русском или любом другом языке. Это касательно только одной сферы знания. Так же этот человек не знает истории России и СССР, не имеет понятия о современной алгебре, не знает, как найти площадь квадрата, не понимает, что по проводам бежит вовсе не магия, не усвоил базовые нормы поведения в обществе, а так же не готов отдать даже 1 единственный год на то, чтобы научиться защищать то, что ему доверяет страна. Или в описанном образе слишком легко узнается современный выпускник, чтобы сказать, что такой человек не имеет права на гражданство? Стоит ли напоминать, что права всегда идут рука об руку с обязанностями? Если говорить о патриотизме, то человек, воспитанный в нашем сообществе, не будет патриотом в том смысле, как это обычно понимают националисты. Елейные речи о национальном единстве, не смогут обмануть их, не скроют от них фундаментальных противоречий между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Такой человек будет предан своей группе, предан своей идее, и предан человечеству. Будет ли он предан буржуазному правительству и государству? Ну скажем так, он будет верен им, как Сикхи верны Индии, или как Маоисты и Мао были верны Серединному царству, или как большевики оказались верны России, отстояв её в момент кровавых испытаний и вытащив на первые позиции в мире. У таких людей будет достаточно сознательности, чтобы не начинать крушить всё вокруг лишь бы крушить, и в то же время достаточно, чтобы понимать, что с капиталистами и буржуазной властью у них есть фундаментальные расхождения. Вопрос о том, на каком этапе человек обретает сознательность, достаточную для того, чтобы отвечать за себя свою страну и мир, очень индивидуален. Кто-то уже в 14 лет всё понял и готов, а кто-то и в 35 остаётся ребёнком в теле взрослого. Но система воспитания, образования и права опирается на средний показатель, поэтому-то ребёнок и не обладает всей полнотой взрослых прав. Пока ребёнок не повзрослеет, за него отвечают родители.

Марксисзм смотрит на семью, как на плод конкретных экономических отношений. Современная буржуазная семья сложилась благодаря определённой экономической необходимости. Нужно оформлять права собственности, наследования, защищать своё потомство. Согласно этому взгляду, когда изменится экономическая формация, поменяются и семейные отношения. Это верный взгляд, но семья - эта один из тех институтов, который будет отмирать последним, как и частная собственность. Поэтому нужно отдавать себе отчёт в том, что семья при другом устройстве общества будет выглядеть иначе. Но нужно и понимать, что это очень базовый механизм, завязанный так же и на человеческую биологию и психологию, и что разделываться с ним походя, да ещё и в условиях сохранения капитализма - это верх безумия.

Рассмотрим же, как современная, пока ещё, буржуазная семья может начать воплощать в жизнь механизмы нового общества. Как она может начать переход от капитализма к коммунизму, без одномоментной бездумной ломки. Базой такого изменения, конечно, будет экономика, но ограничиваться одной экономикой мы не имеем права. В ходе наших обсуждений того, с чего могут начать выстраивание солидарных отношений малые группы, мы пришли к выводу, что одной из наиболее перспективных сфер деятельности для молодых семей является решение жилищного вопроса. Поэтому в ходе обсуждений мы начали проработку проекта жилья для подобного рода объединений.

open

Основная идея этого поселения состоит в том чтобы компактно на участке в 18 соток могли разместиться 5 семей с детьми. Каждая из семей получает возможность иметь собственное отдельное жильё достойной площади. На участке располагаются общие фонды в виде бассейна, площадок, теплиц, большого ангара-гаража, и общего дома. В общем доме размещается досуговый центр, зал собраний, общая кухня со сложным оборудованием, комната для занятия хобби и всё, на что фантазии хватит. Теплицы и огород в данном плане служат, скорее как хобби, чем как источник пропитания.  В ангаре-гараже размещается централизованное отопление, при объёме в 5 семей экономически целесообразно даже поставить тригенерационную установку, скважина, гараж, и цех для грязных работ. Причём, если позволяют почвы, то можно не возводить арочный гараж, а сделать заглубленное помещение, получив его крышу в качестве дополнительной полезной площади.Подобного рода поселение должно размещаться в лёгкой транспортной доступности от города, поскольку цель его не затворничество, а освобождение проживающих в нём семей от излишней бытовой нагрузки и объединение их на уровне повседневной жизни в кластер единомышленников.

open

Забегая вперёд скажу, что экономически это выгоднее, чем строить индивидуальный дом, и позволяет людям со средними доходами получить в виде общих фондов то, что обычно доступно только очень состоятельным людям. Кроме того, площади жилья, которые можно получить, значительно превосходят типичные городские квартиры.

open

Но с другой стороны, подобного рода поселение совершенно не будет работать без должного уровня кооперации, так как общие фонды - это ещё и общая коллективная ответственность, которую нужно хорошо формализовать и отработать. Так же мы предполагаем для этих людей и более глобальное сотрудничество в других сферах, но это выходит за рамки обсуждения вопроса о детях. Можно лишь добавить, что жизнь людей, проживающих в подобном жилище, наполнена смыслом гораздо больше, нежели жизнь современного “потребителя”. Подобное компактное проживание возможно только как часть более глобального проекта и служит целям сплочения коллектива и его проверки в деле повседневного труда. Так же подобная жизнь может служить целям терапии для тех, кто хочет преодолеть свои комплексы, т.к. в группе единомышленников, чувствуя плечо товарищей, такие проблемы решать легче

Но вернёмся к теме воспитания детей. На примере подобного поселения очень легко проиллюстрировать, как может воспитываться ребёнок. Начнём с того, что  семья, которая имеет благоприятные условия в виде подобного жилья, не имеет никаких экономических факторов, останавливающих её от того, чтобы завести детей. Людям есть где разместиться, у них дома не тесно, это жильё никто не собирается отбирать, у них есть даже условия повышенного комфорта. Более того, они окружены дружественными соседями по участку, которые всегда могут помочь в присмотре за ребёнком. Т.е. мать может быть уверена, что она никогда не станет “заложницей” дома, когда некому будет ей помочь. В таких условиях помешать завести детей может только личное стойкое нежелание их иметь, но подобное отвращение к детям - это вопрос уже личной психологии, его мы выносим за скобки.

До появления ребёнка коммуна может помочь будущим родителям с подготовкой к родительскому опыту. Те, у кого уже есть дети, могут помочь советом, можно организовать общие занятия и лекции, при наличии детей у других членов сообщества можно попрактиковаться в присмотре за ними.

После появления ребёнка, мать не остаётся в одиночестве, члены коммуны всегда могут найти время, чтобы освободить её для того, чтобы она могла заняться своими личными делами и немного отдохнуть. Более того, само по себе поселение даёт возможность заняться спортом, заняться хобби, сходить в баню, или даже просто выбраться в город к друзьям или привезти их в гости. Поскольку семьи живут рядом, нет никакой проблемы с тем, что ребёнок может раскапризничаться и захотеть к маме. Дорога к маме будет составлять 10-20 метров до соседней двери. Члены общины могут помочь друг другу даже в бытовых делах в случае необходимости.

Таким образом, на самом раннем этапе можно устранить множество факторов, которые раздражают и выматывают современных женщин. Благодаря помощи окружающих и общим фондам можно поместить мать и ребёнка в благоприятствующую среду, когда ей не придётся чувствовать себя растерянной, покинутой и одинокой. Это даёт возможность сосредоточиться на взаимоотношениях. С другой стороны, община ведь живёт рядом и поскольку эти люди участвуют в жизни друга, то более опытные обязаны корректировать ошибки. Ведь человеку свойственно ошибаться, но если мама с ребёнком всегда одна, то ей некому указать на то, что она делает неправильно. Конечно, здесь необходима предельная корректность и обоснованность. Но такая помощь тоже может оказаться очень полезной.

На более позднем этапе ребёнок может играть с другими детьми во дворе на хорошей детской площадке, причём для присмотра за ними всеми достаточно выделить одного взрослого или установить дежурство. Поскольку предполагается рост общины, то возможно даже выделение одного двора на несколько ячеек поселения. Игра на свежем воздухе, возня в песочнице и на огородике, возможность заниматься в кабинете для хобби и на спортплощадке, плавать в собственном бассейне и играть с домашними животными - это всё очень важные элементы для освоения ребёнком внешнего мира, понимания его разнообразия и удивительности. В группе людей, живущих рядом, возникает ценнейший ресурс доверия, когда детей действительно можно оставить с кем-то, кто живёт здесь же с вами.

По достижению более-менее сознательного возраста можно начинать приучать ребёнка к коллективу и общим обязанностям. Конечно, никакой цели реального использования детского труда не стоит. Вовлечение ребёнка здесь происходит в игровой форме вместе с работой самих взрослых на участке. Но ребёнок должен начать приучаться к мысли, что мир вокруг него (а двор и окружение для него и есть пока целый мир) - это сфера его ответственности. Что двор чистый потому, что его кто-то подметает, что вода течёт потому, что работает насос, что растения растут, если их поливать и пропалывать. Кроме того, когда ребёнок ещё чуть чуть подрастёт, его мир легко расширяется за пределы семьи на членов общины, он приучается к взаимодействию не только с родителями, но и с общиной.

В школьном возрасте есть возможности расширить и дополнить образование детей за счёт того, что можно получить на участке. Летний опыт по выращиванию свой грядки, наблюдения за звёздным небом в телескоп, спорт на собственной площадке, возможность возиться с любыми инструментами и материалами в мастерских, прикладные задачи по автоматизации или ремонту на участке. Ведь начать можно с ремонта собственного велосипеда, но поскольку есть возможность оборудовать серьёзный класс для хобби и мастерскую для работы, то дети могут заниматься и электроникой, и обработкой металлов, камня и дерева, и прототипированием, и робототехникой, музыкой, компьютерной техникой, шитьём и чем угодно ещё. Если группа не слишком разновозрастная, они могут сформировать плотную группу товарищей, которой будет легко взаимодействовать и с внешним миром вне пределов общины. Хотя, при хороших успехах в развитии сообщества, группа может быть разновозрастная.

В результате решаются вопросы социализации, дети привыкают общаться с разными людьми. Они приучаются к мысли, что в этом мире их труд может давать результаты и что они отвечают за мир и среду вокруг них. Они приучаются к чувству товарищества и солидарности. Они получают опыт ручного труда, им не нужен будет во взрослом возрасте специалист по мойке ванн и вкручиванию лампочек.

На этом этапе так же важно дать детям возможность самоорганизации. Это могут быть фестивали общины, или праздники, или ещё какие-нибудь мероприятия или проекты. Детей необходимо обучать тому, как это реализовывать, как распределять ответственность и брать ответственность на себя. Взрослые не должны делать это за детей. Детям предоставляется навык, выдаются фонды и у них есть право на ошибку. Но они должны сделать мероприятие или проект самостоятельно. В более взрослом возрасте можно взяться и за проект, фонды на который детям тоже необходимо будет раздобыть самостоятельно.

Если дополнить эти воспитательные возможности ещё и собственными образовательными программами, то можно получить ребят, намного опережающих их сверстников в развитии и осознании себя. С одной стороны, мы должны охранять детство и не допускать раннего снятия табу и разрушения детского мира. У человека должно быть детство, не замутнённое взрослой сексуальной и насильственной тематикой. Но с другой стороны, бесконечно закрывать детей от мира - значит навредить им. Это ответственность взрослых - познакомить их с миром и его травматичными компонентами в том возрасте, в котором дети будут готовы их пережить. Столкновение с внешней средой необходимо обязательно, чтобы дети не превратились в беззащитных благостных дурачков, но оно должно быть своевременным.

На более позднем этапе, примерно классе в девятом, при наличии достаточно большой общины, включающей десятки семей, можно организовать проживание по обмену. Чтобы дети из одной семьи пожили с другой семьёй и наоборот. В более раннем возрасте это не нужно, эмоционально это будет скорее вредно, чем полезно. В более позднем в выпускных классах нужно готовиться к обучению в ВУЗах, так что тоже ни к чему. А в 9м классе нагрузка не слишком велика, а с другой стороны дети уже достаточно взрослые. Подобный обмен - это полезная смена обстановки, возможность увидеть, что есть другие люди, есть другие семьи с несколько иными порядками и представлениями. Да, в группе товарищей безусловно могут существовать только этически близкие люди, поэтому представления о базовых должествованиях и нормах, конечно, будут похожи, но индивидуальные различия ведь никто не отменял. Кроме того, для родителей это тоже важная тренировка. Их дети в этом возрасте уже очень близко к тому чтобы покинуть круг родительской опеки и выйти в самостоятельную жизнь, так что им тоже хорошо будет потренироваться и приучить себя к мысли, что дети их могут жить самостоятельно без родителей. Конечно, подобное возможно только при наличии организации товарищей, выстроивших доверительные солидарные отношения, отфильтровавших неподходящих людей. Но практика совместного компактного проживания для этого годится как нельзя лучше. Любой неадекват будет виден сразу, и если коммуне с человеком не по пути, то можно легко и безболезненно расстаться. Кроме того, ничего не мешает детям ходить домой в гости.

Таким образом, солидарное сообщество даже в малом виде, когда оно ещё не располагает своими школами, детскими садами и летними лагерями, даёт значительные дополнительные ресурсы для воспитания,  образования и формирования полноценных, всесторонне развитых людей. Готовых отвечать за себя и за окружающий мир, готовых к столкновению с этим миром, понимающих что у них есть любящие родители и группа людей, которая может их поддержать, но не прячущихся под юбку от трудностей. Эти люди будут морально, умственно и физически готовы к тому, чтобы жить самостоятельно и при этом будут уметь объединяться и сотрудничать с другими товарищами. Так же важно, что они будут готовы отличать и выявлять тех, кто им этически близок и с кем можно связывать свою жизнь и тех, кто хочет использовать их в своих целях. Они не будут беззащитны перед манипуляторами, но и не будут одинокими потерянными детьми, считающими, что в мире кругом один обман. Эти дети будут сохранять и приумножать социальный опыт своих семей и своей общности. Если к этому подключить ещё и образование, на которое у сообщества появляется ресурс при определённом пороге расширения, то можно говорить о людях совершенно нового качества, за которыми никакие капиталистические их аналоги не угонятся.

Дети и Будущее. Часть 03.

На схеме выше примерно обозначен возраст, в котором человек осваивает принадлежность и ценности определённой группы. Эти процессы идут внахлёст и как бы вложены друг в друга, так же могут зависеть от индивидуальных особенностей воспитания, но в обычном виде они идут примерно так. Постепенно взрослея, человек расширяет своё поле восприятия, учится включать себя во всё большую и большую общность, учится понимать её и работать с ней. Каждая ступень в этом пути является кирпичиком в ценнейшем навыке объединения и кооперации всё с большими общностями людей. Навыки объединения должны формироваться и совершенствоваться у человека на протяжении всей жизни. Поскольку коммунизм провозглашает единство человечества, то священной обязанностью каждого является участие в деле управления. Спихнуть ответственность на управляющий класс не удастся, каждый обязан уметь нести ответственность.


Советская система образования совершенно не зря не разделяла воспитание и образование, взаимно увязывая эти процессы между собой. Но развал СССР является очевидным доказательством её провала. Поколения, воспитанные ей, сдали страну без единого выстрела, и не смогли вывести собственную формулу фазового перехода на уровень, стоящий выше национального, хотя и имели для этого мощнейшие заготовки. Напротив, они сознательно выбрали путь вниз, на уровень политических наций или даже этносов. С одной стороны, можно заметить, что в этом поколении у людей было очень легкомысленное отношение к общим фондам и получаемым благам, они не понимали сложности устройства собственного общества, не имели представления, откуда берутся те блага, которыми они располагали, и не умели их ценить. Сегодняшний плачь о том, как оказывается хорошо было, когда лечили или учили бесплатно, есть прямой результат такого непонимания. Люди никак не связывали свой выбор в пользу капитализма с тем, что они добровольно загоняют себя в эксплуатацию и тем, что теперь им никто ничего не должен.


Один из фундаментальных вопросов, который не был решён в СССР в сфере воспитания - это вопрос взаимодействия полов и вопрос половых различий. Сейчас в обществе над женщиной довлеет примат мужских ценностей в жизни. Женщина только тогда умная, хорошая и успешная, когда она хорошо выполняет мужскую роль в обществе. Одно из главных качеств, по которому о ней судят - это экономическая ценность. Но ведь подобный ценностный перекос существовал и в СССР. Да, у него была объективная причина - нужно было вытянуть женщин с кухни на завод, так как стояла задача сделать из аграрной отсталой страны индустриальную и передовую, но факт остаётся фактом. В этом плане интересно, что агитационные плакаты СССР и США в отношении призыва женщин на работу во время войны почти идентичны, как по посылу, так и стилистически.


В таких условиях ребёнок для женщины - это всегда обуза и препятствие на пути к достижению целей в жизни. Социализм сглаживает в этом отношении некоторые углы, но не решает проблемы. А вы представляете, как чувствует себя ребёнок? Ребёнок, которого не любит мама, считает, что это именно он виноват в этом. Он считает, что раз его не любит мама, то его вообще никто не любит. Он не способен любить себя, что влечёт за собой огромные проблемы в жизни. И это проблема не каких-то там гомосексуальных семей. Это проблема актуальная для обычных семей, где не решён вопрос о роли полов.


ХХ век отмечен процессом борьбы женщин за свои права. Но одно дело, когда женщины провозгласили, что они не вещи, что они перестали являться собственностью мужа, и совершенно другое дело, когда они сами решили стать мужчинами, взять на себя их роль. Да, в нашей культуре образ женщины пока отличается от западного, и процесс мутации, которому подверглись западные феминистки, затронул его не так сильно, но и в СССР в этом деле не избежали ошибок.


Женщина и мужчина - это не одно и то же, как бы кто-то не силился доказать обратное. У нас равные права, мы все люди, но у нас разная физиология, по-разному устроен мозг и разное биологическое предназначение. Ни один из нас без другого не является законченной вещью в себе. А соответственно, необходимо вырабатывать и оценки тому, что мы делаем. Шкала общественных ценностей строится сейчас на основании мужских понятий. Мужчина с биологической точки зрения должен добывать пищу, бороться за самок и утверждать свою доминантность. И именно это в обществе считается достижениями, именно это оценивается, как наиболее полезный труд. Женщине в этом наборе нечего себе выбрать, чтобы при этом остаться женщиной. Да, она может и добывать семье пропитание, и доминировать, и даже делать себе гарем из самцов, но действительно ли ей это нужно?



Ведь совсем не сложно составить список женских черт и тоже включить их в общественный ценностный ряд. Это всё так же вытекает из биологических особенностей. Ведь пока мужчины боролись за территорию, добывали пищу и распространяли свои гены. Женщины должны были оберегать дом и потомство. Оберегать в древние времена вовсе не значило бегать в передничке у плиты. В дикие времена охрана пещеры могла стать задачей чуть ли не более опасной чем охота. Ведь хищник тоже не дурак, полакомиться детишками ему, что вам тортиком закусить. Но тем не менее эти функции породили определённую специализацию. Необходимо было объединяться в группы и общаться друг с другом предупреждая об опасности, наблюдать за детьми, поддерживать огонь и так далее. Именно поэтому речевые функции и периферийное зрение у женщин развиты лучше. Необходимо было воспитывать потомство, а вернувшихся раненых мужчин нужно было кому-то залатать и обогреть. Если перейти от биологии к более высоким понятиям то получаем следующие качества. Женщина - мать, любящая и всепрощающая. Женщина - жена, нежная и заботливая. Женщина - дочь, светлая и невинная.


Я хотел бы обратить внимание, что быть мамой - это тяжелый труд. В современно мире его как и любую другую работу, необходимо учитывать и оценивать. Не говоря уже о том, что конечно же его нужно ценить и чисто с человеческой точки зрения. Более того, к нему необходимо готовить. Ведь быть матерью нужно ещё и уметь.


Если детально описывать человека будущего, то одной из его черт непременно должна быть лёгкость в освоении новых компетенций. Профессиональная мобильность и желание развиваться, а соответственно и постоянно наращивать свою компетенцию, должны стать чертой каждого. Материнство может легко быть одной из таких компетенций, которые нужно освоить в своей жизни женщине. Это ещё одна социальная и трудовая роль, которую она осваивает. Эта работа требует примерно 5 лет, после чего ребёнок уже становится более-менее самостоятельным. Для того, чтобы ребёнок не становился материальной обузой, необходимо тарифицировать материнский труд, дать женщине возможность на первые годы заботы о ребёнке просто забыть о том, что ей необходимо зарабатывать на жизнь. И не важно, есть у неё муж или нет. Конечно, нормой должна быть полная семья, но жизнь - сложная штука. Если кто-то спросит, что же она за это время производит, то ответ очень прост: она “производит” нового здорового и полноценного члена общества. Этого мало?


Ричард Докинз в работе “Расплетая радугу” пишет:


“По рассказам неизвестного автора, Майкла Фарадея спросили, какая польза от науки.

"Сэр," - ответил Фарадей, - "А какая польза от новорожденного ребёнка?". Для Фарадея (или Бенжамина Франклина, или кого ещё) очевидно, что ребёнок, возможно бесполезен в настоящем, но обладает великим потенциалом в будущем. Сейчас я склонен думать, что он имел в виду и кое-что ещё: Какая польза производить на свет ребёнка, если единственное что он будет делать в своей жизни - это работать, чтобы жить дальше? Если всё оценивать по критерию "полезности", то это полезно для того чтобы продолжать жить, то есть мы пришли к порочному кругу. Должны быть ещё какие-то ценности. По крайней мере часть жизни должна быть посвящена проживанию этой жизни, а не только работе, чтобы предотвратить ее прекращение.”

А Филип Дик в своём романе “Человек в высоком замке” находит этому высказыванию Фарадея другое применение. Этот вопрос задаёт человек, комментирующий политику нацистов по уничтожению “бесполезных людей”, к которым они приписывают сумасшедших, калек и стариков.


Думаю, что сама по себе необходимость объяснять, в чём состоит ценность новой полноценной человеческой жизни маркирует фундаментальную болезнь общества. Для человека будущего подобные понятия должны быть столь же естественны, как утверждения, что вода мокрая.


Но ведь материальная сторона дела - это далеко не всё. Общественного уважения к труду матери сейчас не существует. Многодетная мама среди значительного числа людей вызывает жалость и сочувствие, а не уважение,  что в корне не верно. Люди считают, что человек пожертвовал карьерой и “успешностью” ради детей. В глазах многих она предстаёт в образе замученной, неухоженной, несчастной женщины, в вечном халате и нечесаная (даже на бигуди у нее нет времени). В обществе, лишённом солидарности и доверия, мать может быть оставлена с ребёнком один на один 24 часа в сутки. Ей некогда следить за собой, некогда отдыхать, некогда заняться спортом или образованием. Но ведь именно этого легко избежать в коммунистическом обществе. Любая, даже самая любящая мама, нуждается в том, чтобы немного отвлечься и хотя бы пару раз в неделю на несколько часов заняться чем-то другим. В солидарном обществе этот вопрос становится решаемым. Можно организовать это в виде общественной организации мамочек, куда может вступить любая мама, чтобы пройти там подготовку, обратиться к коллегам за советом и попросить день выходного, чтобы за её ребёнком присмотрела другая мамочка. Можно организовать социальную службу, которая будет собирать будущих мам, проводить обучение и предоставлять пару раз в неделю нянечек для присмотра. Солидарное общество обладает ценнейшим ресурсом для этого, этот ресурс называется доверие. Ведь никто не оставит ребёнка людям, которым не доверяет.


Одним из элементов, формирующих доверие, является компетентность. Только тогда одна мамочка сможет доверить своего ребёнка другой, когда она будет уверенна, что за время её отсутствия с ребёнком ничего не случиться, и никто не будет навязывать ему неприемлемое или учить его чему-то плохому.  Важнейшим элементом системы образования и воспитания в данном смысле является именно подготовка будущих мам. Именно подготовка на этапе, когда ребёнка ещё нет. Здесь необходима совместная работа вместе с педагогами и воспитателями. Сюда же нужно подключить диетологов и терапевтов, ведь для науки давно не секрет, чем должен питаться маленький человек, а чего должен избегать, какими болезнями может заболеть и как этого избежать. Капитализм наплодил в этих темах столько мусорного шума, так подорвал доверие к педагогике и воспитанию, что иные мамочки уже и не знают, куда ещё податься - и от прививок отказываются, и на сыроедение младенцев переводят, и что угодно еще делают. В этом вопросе необходимо всё прояснить с точки зрения науки и оформить в чёткие методы. Необходимо обучить человека, как вести себя в разных ситуациях, что можно делать, а что нельзя, где необходимо проявить мягкость, а где, наоборот, строгость. Важно научить родителей правильно выражать свои эмоции, чтобы они, например, не срывали гнев на своём ребёнке, или могли не стесняясь показать ему свою любовь.


Традиционно роль  такого рода обучения лежала на религии, именно религия диктовала этику отношений и должествования в поведении. Но в современном мире религия такой роли не играет, и эта ниша оказалась пуста.  На пустое место набежала огромная куча “специалистов”, продающих книги “как вырастить индиго оставаясь ленивым дураком”. Ведь хорошие рабочие методики на данном этапе развития психологии и педагогики не представляют какой-то особенной тайны, но никакой целенаправленной системы обучения не существует. Причём, кто-то скажет, что это тоталитарные замашки коммунистов, влезть ещё и в воспитание в семье. А навязанные маркетологами книги или журналы - это не тоталитарно? Вспомните о проценте несчастных американцев, взращённых по далеко не самым удачным учебникам Карнеги. А ведь это далеко не худший пример. Неужели вы думаете, что лучше оставить этот вопрос на откуп стихии и людям, которые не постесняются учить воспитанию детей, несмотря на некомпетентность? На мой взгляд, лучше уж подойти к этому вопросу серьёзно, привлечь группы разных специалистов, чтобы методика была всесторонне проработана. Здесь необходимо пояснить, почему традиционные решения этого вопроса новому обществу не подходят.


Первым традиционным решением является большая семья. Любители вспомнить старину скажут, что нужно лишь возродить старую добрую сельскую семью из времён царской России и всё будет в порядке. Действительно, несколько поколений семьи, живущие вместе - бабушки и дедушки присматривают за детьми, старшие дети помогают младшим - чем не пастораль? Но проблема заключается в том, что, во-первых, подобное расселение в деревнях практиковалось не от хорошей жизни. В семьях заводили по 10-12 детей, из которых до взрослого возраста доживало меньше половины. Женщины очень часто умирали при родах. Так что подобные благостные картинки - это такое же фентези, как лечение ран плесневелым хлебом и кипячёным вином в книгах Джорджа Мартина. Во-вторых, время индустриального производства и современный темп жизни требуют мобильности. Люди уезжают в другие города и даже в другие страны, чтобы работать там, где они нужны, а не там, где они родились. Поэтому в современном мире, а уж тем более в мире будущего подобные картины маловероятны.


Вторым традиционным решением в этом случае является советский детский сад. СССР достиг огромных успехов в плане организации и поддержки детства. Даже на излёте своей жизни он мог обеспечить такую жизнь, что её до сих пор вспоминают с теплотой в клипах и десятках тематических групп в социальных сетях.

И это было не плохое решение. если бы не одно “НО”. Всё-таки те детские сады были создан исходя из логики, что мать должна работать в индустриальном производстве. Она отдавала ребёнка в садик каждый день на 9 часов и по сути выпадала из дела “производства” нового человека, своего ребёнка. В обществе солидарности сглажено огромное количество рисков, с этим связанных. Всё-таки воспитательницы и учительницы с заскоками, пытающиеся “впарить” детям эзотерику или “прогрессивные методы” воспитания - это атрибут в большей степени постсоветский. Но даже нормальная воспитательница не может обеспечить всем детям одинаковое внимание и любовь, детей в группе много, а она одна. Зачастую приходилось слышать от многих знакомых, что детский сад - это было чуть ли не самое несчастное время в их жизни, когда они только и могли сидеть и ждать, когда мама заберёт их оттуда. Речь, конечно же, идёт о маленьких детях, а не дошкольниках. Поэтому садик может быть дополняющим механизмом для социализации и общего развития, а так же для тех детей, которые легко переносят разлуку с мамой, но не как единственное решение, и не в раннем возрасте. К сожалению, идея воспитания в садах маленьких детей разбивается о человеческую биологию. На раннем этапе новорожденный чрезвычайно зависим от связи с матерью и даже короткий разрыв может быть для него травматичен. Поэтому этот факт нужно просто учитывать.


Конечно же, важным пунктом в воспитании ребёнка является среда, в которой он растёт. Дело в том, что ребёнок учится очень многому не посредством лекций или книг, а непосредственно вовлекаясь в процесс. Убирая вместе с мамой, он учится держать комнату в порядке. Помогая папе в гараже, он учится привычке разбираться в технике. Ребёнка необходимо вовлекать в домашнюю работу, приучать заботиться о себе. В нашем проекте, описывающем совместное проживание солидарного сообщества, мы уделили большое внимание вопросам построения быта. И в деле воспитания ребёнка быт становится важным инструментом. Ребёнок должен постепенно приучатся заботиться о мире вокруг себя. Можно вводить различные варианты: подметание двора, высадка цветов. Хорошо летом организовать выращивание собственного растения, какого-нибудь помидора, например. Чтобы именно ребёнок о нём заботился и ухаживал в течении лета, а затем мог собрать урожай. Необходимо, чтобы ребёнок имел домашние обязанности не потому, что взрослым некогда или лень, а потому что именно на них он приучается к мысли, что труд - это не нечто позорное, и что блага - это не нечто, что падает с неба.


Задача родителей - преподнести всё ребёнку в правильном свете, мотивировать его, объяснить ему, зачем он моет посуду. В конце концов, если это будет каторгой, вызывающей только протест, то пользы от неё будет не много. С ростом благополучия в современно обществе родители считают, что нет нужды нагружать ребёнка подобными делами, тем более, что багаж знаний, который дети должны освоить в школе, огромен, пусть лучше учатся. Но это неверная альтернатива. Систему образования необходимо серьёзно пересматривать, нужно учить детей навыкам обучения, исследования, поиска и проверки информации, вместо бессмысленного запоминания сведений, которые устареют к моменту их выпуска. Необходимо мощное обучение фундаментальным наукам и логике, но эти вещи никак не противоречат тому, что необходимо и обычное человеческое воспитание. Причём, учитель и школьный коллектив должны быть включены в процесс воспитания. Может, для кого-то это прозвучит в новинку, но во многих элитных школах США и Великобритании учитель - это бог. Более того, до сих пор практикуются телесные наказания. Обращаю ваше внимание, “элиты” не позволяют своим детям расти, как сорной траве.В школе будущего, о которой мы говорим, телесные наказания так же не нужны, как были не нужны и в советской школе. Нам необходимо брать то полезное, что у нас было в прошлом и очищать его от шелухи ненужного и наносного. Пионерская организация - это прекрасный опыт детского самоуправления, который стоит вспомнить. Если взглянуть на современность, то на ум сразу приходит Япония.  Там есть замечательная практика школьных советов, когда фигура старосты или главы клуба - это не просто тот, кто доску моет и журнал носит. Школьное самоуправление там настолько сильно, что при организации школьного фестиваля за деньги отвечают сами классы, учителя просто выделяют бюджет и проверяют результат. Так что есть чему поучиться и у соседей, и у своего прошлого.


Продолжение следует...