October 17th, 2016

О первородстве и господстве

Ссылка на оригинал

В преддверие выборов в пору немного поговорить о политической теории, и о том какие признаки должны быть у левой силы, желающей победить. В левых кругах Суть времени не любят, но мне многие теоретические построения её лидера, кажутся очень верными.


Несомненной заслугой Сергея Ервандовича Кургиняна с его циклом Суть времени был вывод разговора о политической теории и политическом действии на совершенно иной уровень. Передачи в своё время поражали глубиной, до которой автор был готов дойти в разборе различных явлений и тому, что он привязывал любые политические действия к высоким понятиям того, что он называл метафизикой. Я не хочу сейчас вдаваться в то есть ли какая-то разница между тем, что он называл метафизикой и тем, что другие зовут философией или идеологией. Оставим этот терминологический спор на другой раз. Для меня сейчас важна именно эта привязка и глубина.

В этом цикле он, как на одну из рабочих метафор, опирается на авраамический миф о “продаже первородства за чечевичную похлёбку”, указывая, что советское общество в 80-е годы совершило именно такую продажу. Это было одно из событий, которое до сих пор осознаётся довольно слабо в левой среде, привыкшей к безусловному примату материи над идеалом. На мой взгляд, подобного примата нет, и эти сущности находятся в диалектическом единстве и взаимодействии. Тогда мне казалось, что я понимаю, о чём идёт речь. И правда, что тут не понять? Общество повелось на обещания лучшего достатка в обмен на свои идеалы, отбросило социализм и ринулось осваивать рынок. Но наполнение этого понимания реальным содержанием заняло годы.

Только побывав во Вьетнаме, я ярко осознал, что значительная часть мира смотрела на СССР, как на определённый маяк. И тут совершенно не важно, что этот маяк имел свои реальные недостатки или ограничения, совершенно не важно, что смотрящие не всегда следовали за тем светом, что он дарил, важно само его наличие. Во многих местах мира учили русский язык, проникались нашей культурой, получали образование в наших ВУЗах и т.д. В конце концов, все видели, что жить можно и иначе, чем предлагают США, и что борьба за иной образ мира не обречена. Это даже невозможно себе представить - что чувствовали люди, живущие в этих странах, когда видели, что СССР умирает, и распадаясь, топчет всё, к чему призывал ранее и что провозглашал идеалом. Это бесчестите старшего брата, осквернённый идеал. Как они должны были переживать это?

Ещё одним штрихом, дополнившим для меня понятие первородства, стала серия книг “Ойкумена” харьковских фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, пишущих под псевдонимом Г. Л. Олди. Во вселенной, созданной ими, существуют несколько рас “энергетов” - человеческих видов, черпающих чистую энергию из различных источников. Вехдены, списанные с зороастрийцев, взращивают “внутренний огонь”, придерживаясь строгих правил и законов своей религии. Вудуны приручают “Лоа” - духов, обитающих повсюду. Брамайни черпают энергию в собственных страданиях плоти. Гематры, которых называют “живой математикой мироздания”, могут рассчитывать и рисовать “гематрицы” - кабалистические формулы, несущие энергию. И последняя раса “энергетов” - это помпилианцы, списанные с Римской империи. Своей энергии они вырабатывать не могут, зато они могут клеймить людей, забирая их в рабство и преобразуя их личную свободу в энергию. Все эти расы входят в лигу и сосуществуют друг с другом в рамках исследованного космоса - Ойкумены. В ходе романов герои часто выходят за пределы этой Ойкумены и сталкиваются с другими расами или группами рас. И что интересно, у тех тоже формируются свои ойкумены. В этих разных мирах не только люди живут по-разному, но даже некоторые законы энергетических взаимодействий работают по-другому. Ходят слухи, что даже физика иногда иная. Авторы буквально мимоходом заметили, что до того, как пять основных рас встретились, у них тоже были свои отдельные миры, просто это было очень давно, и никто этого уже толком не помнит.

Этот образ дал одну крайне важную иллюстрацию к образу господства. Каждая из рас в Ойкумене сама осваивает вселенную. До того, как они столкнулись, они строили свои корабли, писали свои законы жизни, тренировали своих учёных и вообще выстраивали взаимоотношения с космосом. После столкновения им пришлось учесть новые факторы, но это ощущение самостоятельности осталось. Причём, очень интересно, что в этой книге это не разные формы жизни, а ветви одного человечества.

В нашей истории проходили похожие процессы. Греки несли свою цивилизацию окружившим их варварам, считая миром людей только свой мир. Римская империя так же считала весь мир своим. Варвары, жившие на земле, куда ещё не дошли римские легионы, просто не знали, что они уже живут на римской земле. Китайская Поднебесная простиралась до тех пределов, до куда могли дойти воины при тех технологиях и т.д. В Новое время Европа владела всем миром, и никого не волновало, что во многих местах мира были свои государства или правители. Приплыл, поставил флаг - теперь это земля Испанской Короны. Это очень важное мироощущение. Это земля твоих людей. Если бы испанцы или британцы могли доплыть до Марса или Луны, они чувствовали бы их своими, это их мир и их космос. А исходя из этого их людям и их миру нужно выстраивать взаимоотношения с этим космосом. Нужно получать энергию, нужно чтобы их самолёты летели в небе, нужно чтобы их корабли летали между планетами, нужно чтобы их радиостанции доносили их голос до удалённых уголков их империй и т.д.

В этом плане испанцам абсолютно плевать, что учёные Британской Короны придумали радио лучше и меньше, чем испанское. Им нельзя пользоваться потому, что оно чужое, оно сделано не своими людьми, а значит, может быть использовано против нас. Наличие такой разработки говорит о том, что её срочно нужно осуществить у себя: украсть, придумать - не важно. Но не закупить, а именно сделать.

Оставим в стороне всю шелуху расового или национального превосходства, присущего империализму. Рассмотрим лишь вот это чувство своего места в космосе и свое взаимоотношение с ним. Если ты в космосе хозяин и тебе в нём жить, то ты и твои люди должны знать, понимать, и владеть всеми его силами. Они должны преодолевать расстояния: значит, нужны машины, самолёты, поезда, корабли, ракеты. Они должны коммуницировать: значит, нужны телефоны, компьютеры, станции и спутники связи. Они должны получать материалы для всего этого: значит, нужны технологии горной разработки, бурения и прочего. Должны быть люди, которые всё это делают: значит, нужно здравоохранение, образование, поддержание безопасности и управление. И ничего из этого нельзя отдать “чужим”. Не потому, что они враги, а потому, что тогда твоя заявка по отношению к космосу фуфло. Космос не будет выслушивать твой лепет о том, что китайцы плохо сварили твою ракету, он просто разорвёт её из-за разницы давления. И если ты не знаешь, что с этим делать, то можешь, остывая до температуры абсолютного нуля, утешать себя тем, что в Европе-то есть мастера, которые знают.

Нужно отметить, что, например, Китай не просто закупает товары, а очень и очень старательно локализует производство всего и вся у себя. Похоже, что исходят они в том числе и из ощущения, что их мир должен решать вопросы жизни в этой вселенной по всем фронтам. И если гипотетически перенести Китай на другую планету, где нет других стран, но условия жизни сходны с земными, они вполне её освоят, заселят и полетят на соседние планеты.

Легче всего эту мысль проиллюстрировать, именно сойдя на уровень вниз до империализма. Так как тогда разделение мира и признак, по которому всё делилось, были очень упрощены. При этом чудовищные издержки империализма для нас не входят в предмет обсуждения, нас интересует внутренне ощущение субъекта. В XX веке мы столкнулись с тем, что этот признак потерял актуальность. Мир разделился на капиталистический и коммунистический. Это деление стало новой  Imperio Español и Pax Britannica в мире. У меня есть чисто интуитивное предположение, что капиталистический мир и США, как его инструмент господства, не смогли простить СССР именно этой заявки. Все вопросы денег, экономики, собственности и так далее - это, безусловно, важные материальные факторы, но если заглянуть на сущностный идейный уровень, то нет-нет да прорывается это: “Как вы посмели считать, что мир ваш?!” Именно всерьёз объявленная претензия на то, что земля, вода, воздух, космос, вселенная и будущее за СССР, послужила причиной объявления войны на уничтожение. Такую заявку нельзя простить или забыть. Противника, сделавшего такое заявление, нужно убить, а землю его засыпать солью - есть такая европейская традиция.


Мне кажется. что непримиримость США по отношению к России сущностно кроется в этом. Уже 25 лет как СССР пал, но города не горели по 17 дней, и земля ещё родит, а значит, война не окончена. Мне кажется, что недоумённое столкновение наших элит с этой враждебностью связано с тем, что они-то себя с подобными заявками не отождествляли никак. Даже элиты 80-х уже не понимали, о чём была сделана заявка в 30-е - 50-е. Для них всё упирается в деньги, влияние, предприятия, и они готовы всё отдать, прогнуться как угодно. СССР производил 43% мирового парка самолётов, Россия производит 3%. Это место ведь кто-то занял? Подумайте только: половина самолётов в мире была сделана не по правилам капитализма и не под его контролем. Это касается множества сфер, отдано очень много, но противник не удовлетворён. Он требует новых и новых уступок, он не успокоится, пока не увидит, что тут растоптано и укатано в асфальт всё настолько, что никогда ничего не вырастет. Т.е. уступок в ресурсах мало, нужно отдать себя и своих детей, нужно лизать сапог, стать рабом, а потом умереть. Только тогда противник удовлетвориться.

Речь тут вовсе не о противостоянии России и США. Нужно понимать, что США в данном случае просто инструмент капитализма. Рейх в их глазах оказался инструментом, несущим слишком большие издержки, да ещё и проигравшим, так что они сменили ставку, переняв от Рейха лучшее. То, что Россия сейчас не является идейным наследником СССР, мало кого волнует. Эти люди умеют строить планы на 50-100 лет вперёд, так что в этих рамках нужно гарантировать, что сама возможность возникновения такого анклава, не принадлежащего капиталу, не появится.

Линия водораздела между мирами в эпоху империализма была очень простой. В эпоху борьбы коммунизма и капитализма стала не столь явной, так как эти концепции гораздо сложнее для понимания, чем кровь или нация. А когда исчез маяк коммунизма, мир погрузился во тьму. Почти столетие у капитализма был общий враг, и в один миг его не стало. Вдруг оказалось что есть большой и крутой капитал, сосредоточившийся в США, и все остальные. Мы вступили в эпоху нового империализма, с той лишь разницей, что у нынешней Pax America нет соразмерных конкурентов, а Pax Sovetica вообще была плохо заточена под капитализм внутри себя.

Именно в этом господстве, на мой взгляд, и содержится то самое первородство, о котором говорил Кургинян. Это заявка на мир, заявка на свои взаимоотношения со вселенной без посредников и конкурентов. И только общность людей, делающая подобную заявку, действующая соответственно и побеждающая, имеет шанс на то, что за ней будет будущее. Все, кто думают на уровень ниже - мыслят на уровень ниже капиталистов, а значит проиграют им.

Зелоты или Джок Стёрджес? Оба хуже.

Ссылка на оригинал

В Москве разгорелся скандал вокруг выставки Джока Стёрджеса, о котором я до этой выставки, честно говоря, ничего особо и не знал. На волне скандала ознакомился с работами фотографа и узнал несколько фотографий, виденных в прошлом. А после ознакомления сел и крепко задумался.


К похождениям наших поборников нравственности в лице Милонова и Мизулиной за последние годы я как-то привык и перестал обращать на них внимание. Информационный шум и создание образа борцов за пуританскую мораль не впечатляли, тем более, что и запреты были по большей части смехотворными. Но к данной кампании борьбы с выставкой фотографий подключились в том числе организации, которые я очень уважаю, а это крепкий повод задуматься.

Родительское Всероссийское Сопротивление и Суть Времени выступили против этой выставки. У этого вопроса есть две стороны: формальная и глубинная. С формальной стороны творится чёрт знает что. Поборники нравственности кричат, что экспонаты выставки Роскомнадзором были признаны детской порнографией, но сам Роскомнадзор 26.09.2016 через множество агентств сообщил, что никакой экспертизы не проводил и решений не выносил. На самой выставке есть ограничение 18+, потому как присутствует обнажённая натура. Пока наши поборники нравственности не перевозбудились, никаких претензий у зрителей выставки не было.То есть нет никаких этих самых законных оснований для закрытия. Оснований нет, но закрытие есть. Я специально покопался в разных уголках интернета, чтобы немного составить представление об авторе и его работах. Это обычный фотограф, работающий с обнажённой натурой. Я бы сказал талантливый фотограф, так как он замечательно ловит момент и эмоции. Чего я там не увидел, так это обнажёнки ради обнажёнки. Её там нет от слова совсем. Никакого “натуралистического изображения полового акта и половых органов” не высмотреть, сколько ни смотри. Есть новости о скандалах, связанных с отдельными его работами, но они на выставке и не присутствовали.

Что хотят сказать наши зелоты? Что эротика недопустима? Что голая натура неприемлема ни в какой форме? А как же быть с тысячелетиями искусства? Или будем прикрывать античные статуи фиговыми листочками? Может это немного не то, чем стоит заниматься в XXI веке?

Основная задача порнографии - пробудить вожделение и сексуальное влечение. Я, конечно, понимаю, что пуританское воздержание заставляет возбуждаться от вида голой лодыжки, но если отбросить шутки, то нужно обладать очень специфическим мозгом, чтобы возбудиться на фотографии с этой выставки. В передаче “Воскресный вечер” у Соловьёва одна из участниц верно сказала, что потеряно различение искусства, аппелирующего к красоте, и порно, обращающегося к вожделению. Дискуссия наводит на одну ассоциацию:




И поскольку я не являюсь фото критиком, то для меня гораздо интереснее обсудить вторую сторону вопроса.

Для меня вся эта шумиха и явно чрезмерная реакция наших зелотов лишь ещё раз указывает на чудовищный пробел в целом пласте культуры, который выпал у нас из общественного обсуждения. Этот культурный пласт называется “сексуальность”.

Эта часть человеческой жизни претерпела в XX веке колоссальнейший изменения, связанные с целым рядом событий и революций. Взрыв конца XIX - начала XX века, с кабаре и салонами, сделавшие запретное ярким и доступным для горожан. Ключевое тут именно демонстративно ярким. Затем социалистическая революция с предоставлением равных прав для женщин и мужчин. Затем послевоенная “сексуальная революция” 60х-70х, когда культура студенчества рок-н-рола и хиппи бросила вызов всем пуританским табу западного общества. Все эти события меняли представления человечества о сексуальности. Каждый новый виток давал пищу для бесчисленных исследований как в области искусства, так и в области психологии.



Англосаксонская часть западной цивилизации является крайне консервативной в своих внешних проявлениях. Если вы посмотрите любой фильм 80-х в современном американском телеэфире, то обратите внимание, что все кадры с обнажёнкой будут стыдливо замазаны. При этом никто не мешает включить кабельное, по которому будет идти жёсткий хардкор. Да и студенты американские часто считают секс чем-то вроде совместного курения сигарет. Но если нырнуть глубже этого бытового уровня, то хорошо видно, что в этом обществе очень долгое время исследовался вопрос сексульности. Хочу порекомендовать превосходную статью, которая даёт обзорное представление о том, как этот вопрос прорабатывался в американской научной фантастике здесь. Можно сколько угодно говорить, что это не серьёзная литература, но именно через неё и отклик на неё общество обсуждает эти темы. Были найдены определённые рычаги и точки приложения сил, через которые можно заставить этот механизм вертеться в разные стороны. Через массовую культуру мы можем проследить, какой именно вектор продвигает американская, а значит и капиталистическая идеологическая машина.

Во-первых, секс отделяется от чувств. Как известно любому антисоветчику, “в СССР секса не было”. Этот мерзкий перестроечный штамп родился из грубого обрезания фразы: “У нас в СССР нет секса, у нас есть любовь”. В 80-х советский зал уже был готов смеяться над тем, что кто-то там что-то лопочет о чувствах, когда есть такая важная штука как секс. Эта идея массированно продавливается через всю западную киноиндустрию. Можно страстно заниматься сексом, и это будет ураган чувственности, но с подобным человеком вы никогда не будете близкими душами. Либо можно любить, но тогда о страстном сексе придётся забыть навсегда. Это разделение является следствием некоторой шизофрении, которая сидит глубоко в западном (а современная РФ - это тоже западная страна) сознании. Секс - это нечто порочное, чего нужно стыдиться. Более того, сексуальный акт - это акт унижения одного участника другим. Только низводя одного из участников до низменного уровня, можно иметь по-настоящему страстный, животный секс. Что примечательно, об этой постыдности говорит вовсе не пуританство Запада, а его показная распущенность. Его подростковый бунт и попытка продемонстрировать всему человечеству и вселенной свои гениталии и то, что твориться в постели. Именно это как нельзя лучше даёт понять, что есть большой комплекс по этому поводу.

Во-вторых, каждый индивид фундаментально одинок. Любовь - это красивая сказка, которой, скорее всего, нет. Она пройдёт. А если она не проходит, то вас просто умело обманывают. Каждый не просто одинок, он ещё и всегда лжёт другому о себе. Никому не нужна правда. Обязательно нужно казаться кем-то.

В-третьих, главное - это удовольствие. Поскольку все вещи вроде бога, доверия, любви - это чушь, которой нет, нужно получать удовольствие здесь и сейчас. Причём в этом деле все средства хороши. В лучшем случае авторы говорят, что любовь - это и есть секс. Причём все остальные грани отношений из любви вычёркиваются. Концепция, когда люди друг для друга являются и друзьями, и родными душами, и любовниками одновременно сейчас не популярна.

Из этих вещей вытекает практически вся гендерная, гомосексуальная и сексуальная политика Запада на данный момент. Гомосексуалист - это практически идеал в таком контексте. Мужчине очень трудно понять женщину. Для того, чтобы их любовь процветала, им нужно сближаться и открываться друг другу. Это требует развития и огромного уровня доверия между людьми. Более того, от их союза могут появиться дети, которые ещё и ограничат гедонизм родителей всякой там ответственностью, которой те могли вовсе и не хотеть. В однополой паре логика партнёра для тебя родная, ты можешь моделировать его чувства и мысли без особой открытости. Более того, детей от секса не будет, можно сколько угодно предаваться удовольствию. Я не говорю, что гомосексуалисты думают об этом, я даже уверен, что, напротив, они думают иначе. Многие из них пытаются взять детей на воспитание или воспроизвести традиционный брак. Но с точки зрения общества потребления, в циничном разрезе они выглядят именно так. Они для этого общества идеальные гедонисты в сексуальной сфере. Поэтому потребительское общество будет всячески культивировать среди них именно этот стиль.



Интересным следствием примитивизации чувственного поля смыслов является невозможность изобразить сильную мотивацию без секса. Например, в сериале “Чёрные паруса” главный герой пират капитан Флинт мстит за своего друга, аристократа из Лондона. Нам полтора сезона рассказывают, что они боролись за мечту, что их политические взгляды были слишком либеральны для Лондона, и т.д. и т.п. Всё это только для того, чтобы потом открыть, что весь сыр-бор был из-за того, что они спали друг с другом, а Англия гомосексуалистов не жаловала до последней четверти XX века. Авторы сериала даже не понимают, что они всё испортили. Дело вовсе не в том, что герои гомосексуалисты. Будь они разного пола, ничего не меняется. Авторы банально подменили борьбу за идею, борьбу за идеал, на месть за любовника. Если подставить сюда любовницу, то ничего не меняется. Это сразу рушит персонажа, выступавшего в роли борца за иной мир. И подобные подмены можно увидеть в последние годы во многих фильмах. Особенно это ярко видно, когда американцы беруться переснимать свои же классические сюжеты середины или начала века. Они скатываются в грубый физиологизм, упрощение и примитивизацию чувственных и идейных составляющих.

Поведение западного общества, на мой взгляд, очень неплохо можно проиллюстрировать через некоторые рассказы американского рок-исполнителя Брайана Уорнера, более известного как Мерлин Менсон. Дело в том, что он рос в очень религиозной семье. При этом в определённом возрасте он столкнулся с тем, что показная набожность этих людей сочеталась в них с жёсткими сексуальными извращениями за закрытыми дверями. Он вырос атеистом, а в какой-то период часть его творчества и жизни была открытой провокацией, этаким проклятием, посланным в небо: “Я мерзость, смотри на меня! И вы все смотрите! Если бы бог был, он бы давно покарал такого грешника как я! Но вот он я, потому что его нет или ему насрать на нас!” Многие действия западной культуры производят впечатление именно такого комплекса покинутых детей. Хотя, конечно, это лишь одна сторона, которой всё не исчерпывается.

Как бы то ни было, за годы исследования этого вопроса капитализм хорошо понял, что он хочет от своих людей. Они должны быть одиноки, закомплексованы и инфантильны. При этом из-за своих комплексов они должны легко стимулироваться и провоцироваться, чтобы можно было побольше впаривать им всякого разного для удовлетворения их гедонизма или компенсации комплексов, а лучше и того, и другого. Но капитализм пришёл к этому после очень тщательной проработки и выявления огромного ряда цепей и механизмов, по которым работает человеческая сексуальность.

При этом он с неуклонностью дорожного катка надвигается. В каждом сериале теперь обязательно есть гей-пара, какой-нибудь герой теряет мужа или сталкивается с трудностями воспитания их ребёнка. Вачовски, например, сняли целый ЛГБТ гимн в виде сериала “Восьмое чувство”. За два часа нам дают примерно десять минут глобального сюжета, остальное время - это личная мелодрама и драма тех или иных комбинаций ЛГБТ-пар. Единственная не гомосексуальная пара героев и та женится без любви и под давлением общества и родителей. Тьюринг в фильме “Игра в Имитацию” выводится особенным и не таким как все вовсе не потому, что он умнее всех их вместе взятых, а потому, что он гомосексуалист. Конечно, про интеллект там тоже есть, но все режиссёрские приёмы крутятся в первую очередь именно вокруг ориентации. И эта тема не случайна настолько же, насколько неслучайны смены главных поставщиков террористов в голливудских фильмах. Мочим Каддафи? Будут жуткие ливийцы. Зашли в Ирак? Пошли фильмы про Иракцев. Потом албанцы, дальше русская мафия, потом из Ирана угроза и так до бесконечности, но всегда в одном русле с внешней политикой США.

Этот факт нужно осознать во всей полноте, тогда становится ясно, что современный российский зелотизм является беспомощной реакцией невежественного субъекта. К величайшему сожалению, СССР не выработал никакой самостоятельной сексуальной культуры. Исследования в этой теме велись многими авторами. Например, Ефремов в своих книгах рисует очень серьёзный и гармоничный образ людей, принимающих своё тело, лишённых распущенности, но при этом и лишённых стыдливости, растущей из комплексов неполноценности. Но в какой-то момент подобные размышления в литературе кончаются. В кино или музыке подобной работы, можно сказать, не велось совсем, что во многом породило шок 80-х и 90-х, когда даже сомнительные фильмы с обнажёнкой или сексуальной тематикой имели ошеломительный успех. А бесконечные самиздаты камасутры, примитивные до безобразия? Дело было не в том, что эти фильмы или книги были хорошие, а в том, что советский зритель, как и любой человек, не имел никакой площадки, где он мог бы прикоснуться к этой энергии и понять, что с ней делать. В результате мы просто приняли на себя капиталистическую схему вместе со всем остальным комплексом общественных отношений.



Эпоха СССР дала нам лишь слабый отблеск мечты о другом образе сексуальности, возможном среди людей, не зажатых капитализмом, но чтобы подобный образ оформился, он должен быть исследован, осмыслен и отражён в сотнях фильмов, на десятках картин, в сотнях книг. При этом образ чистой и нежной любви, представленный в советском кино, конечно, тоже нужен, но явно недостаточен. Его нельзя скидывать со счетов, он до сих пор играет сильную сдерживающую роль в деградации, но одним им справиться нельзя.  В результате провала этого исследования в рамках культуры и общества СССР мы не смогли предоставить никакой сексуальной концепции, отличной от западной. Современная же пуританская реакция ни к чему не приведёт. При том, что мы принимаем западные общественные концепции, она, даже одержав ряд видимых побед на первых порах, проиграет в перспективе. Как в Штатах: по ТВ всё в квадратиках и размытостях, а по кабельному или из-под полы хоть секс карликов с конями и осьминогами. Причём важно понять, что проигрыш тут вовсе не зависит от свирепости цензуры или прочности скреп. Просто сексуальность - это сфера объективно существующая при очень мощных основаниях, её можно зажимать довольно долго, например, как это делает ислам, через религию. Но бесконечно это делать не получиться. Опыт западной цивилизации - уже часть общечеловеческого знания, стереть его можно только через глобальный катаклизм, после которого сексуальность будет нашей самой меньшей из проблем. Вот и выходит, что даже в Иране с одной стороны, стражи исламской революции, а с другой, молодёжь тусит ночью по клубам полностью на западный манер. Да, в целом уровень чада кутежа до европейского или американского не дотягивает, но интерес тот же. А в исламистском ИГ вообще придумали сексуальное рабство из неверных. Да, кстати и агрессивность тоже является важной частью выплеска сексуальности.

В весёлой форме это было замечательно показано в аниме с длинным названием: “Скучный мир, в котором не существует самой концепции похабных шуток”. По завязке Япония стала самой благопристойной страной. Всё порно и эротика удалены, выход в интернет через персональные ошейники-коммуникаторы, вся сеть и переписки контролируются. Сексуальную литературу изымают местные штурмовики и сжигают. Даже произнести мат нельзя, коммуникатор-ошейник услышит и сразу тебя сдаст. Сексуального и анатомического образования нет даже в школе. В этих условиях банда “эрористов” моментально находит поддержку среди школьников. А глава местного комитета нравственности, не понимая смысла своих действий, гоняется за главным героем с закидонами, дающими сто очков вперёд любой сексуальной маньячке. Это гротескная комедия, но она очень хорошо иллюстрирует, что сексуальность как часть нашей природы нуждается в исследовании, в выработке своего подхода, а не в зажимании и ложном пуританстве.

Причём альтернативы западной концепции, которые могут послужить отправной точкой для исследования, существуют. Ефремов ведь совершенно не спроста тщательно всматривался в индийскую культуру. Индийская концепция сексуальности сильно отличается от западной. Англичане были шокированы фресками в индийских храмах. При этом стоит отметить, что в быту Индия весьма благочестивая страна. Но они не загоняют этот вопрос в пространство греха и не преклоняются перед ним. Для них это лишь одна из практик познания бога. Их концепция отношения полов строится на дополнении друг друга. Конечно, в этом присутствует огромная доля мистики и тумана, который брахманы добавляли туда веками. На практике это самое дополнение часто выливается в то, что муж главный, а жена не имеет права сказать ни слова. Но тут, как говорится, нужно отделять мух от котлет и смотреть, что полезного можно почерпнуть, а что стоит откинуть за ненадобностью. Как и в случае с западным опытом необходим анализировать, что мы можем использовать для себя.

Ефремовские сверхлюди в “Часе быка”, например, прекрасно понимали уловки капиталистического общества, эксплуатирующего сексуальность для наживы. Они не возбуждались от этого и не оскорблялись, но могли чётко по полочкам разложит, что есть что. При этом сами они себя не стеснялись и свою сексуальность контролировали великолепно. Группа, которая хочет сделать заявку на то, что будущее принадлежит ей, не может игнорировать этот вопрос. А зелотизм - это именно попытка нырнуть в традицию и найти в ней укрытие, игнорирование вопроса вместо его решения. Коммунисты должны будут серьёзно исследовать сексуальность и сформировать своё понимание, если они желают победить. Иначе сексуальность всегда будет одной из тех открывашек, с помощью которых капиталисты будут вскрывать их консервативные секты. Может быть даже стоит порадоваться, что современное капиталистическое правительство старательно поддерживает своё невежество и культивирует мракобесие в этом вопросе, давая шанс коммунистам выработать свои стратегии, которые станут ответом в будущем. Жаль только, что некоторые прогрессивные силы, увлёкшись обороной от капитализма западного, не замечают общего ретроградного характера этого курса наших капиталистов.

11 сентября, Чили или немного о терористах

оригинал

У большинства граждан, живущих в современном медийном пространстве, 11 сентября плотно ассоциируется с террористическим актом в Нью Йорке в 2001 году. Тогда по официальной версии террористы-смертники направили самолёты в башни Всемирного торгового центра. Этот теракт вошёл в историю по целому вороху причин. Это был первый теракт, получивший такой медийный отзыв. Трансляция в прямом эфире шокировала мир. Вид башен-небоскрёбов, рушащихся в сердце страны, которая казалась неприступной, потряс каждого. Это был очень крупный теракт, и действительно первый произошедший не за океаном, а в самих США. Это так же был первый теракт, информационный шум вокруг которого не даёт разобраться в нём до сих пор. В тот же год появилось столько конспирологических версий, что любое сомнение в официальной линии сразу же маргинализировалось и выводилось из серьёзного обсуждения. Хочу порекомендовать очень интересный фильм об этих событиях.





Нам здесь важно отметить, что суть загадки этого теракта состоит не в том, был подрыв или нет. Бесконечное обсуждение технических деталей закрывает главное - самолёты были захвачены и не были сбиты. Боевики были натренированы. Всё этого готовилось долго и не было предотвращено. Оно сработало как спусковой крючок для американской внешней политики, и оказалось очень нужным всему американскому истеблишменту. Аль Каеда в тёмную или по заказу сработала очень на руку американской политике, не нанеся никакого ощутимого ущерба американской экономике или системе управления.



Но 11 сентября - это так же дата совершенно другого события. В 1973 году произошёл военный переворот в Чили. Президент страны Сальвадор Альенде был убит. Многие коммунисты и левые были собраны в концентрационные лагеря и уничтожены. Спустя всего пару лет Аугусто Пиночет запускает операцию “Кондор”, в ходе которой убиты сотни коммунистов и социалистов по всей Южной Америке.

При этом подобные действия не считаются терроризмом, хотя они были напрямую направлены на запугивание населения и устрашение. Очень часто в подобных акциях обвиняют СССР и страшный “KGB”. Я же хочу на этом и некоторых других сравнениях показать, что СССР со времён Хрущёва был невероятно травоядным и беззубым в плане идеологической войны в мире.

Пиночета прямо поддерживали США, а где в это время было страшное КГБ? Почему Стаффорд Бир разрабатывал Чилийский ОГАС, а не Глушков, например? Где кредит правительству на выгодных условиях? При этом правые уничтожили левых физически, но мир это проглотил. Нет, конечно, Пиночета осудили, и даже трибунал был, через 27 лет после переворота и через 25 после операции “Кондор”. Я хочу подчеркнуть, что левых бойцов и борцов во всём мире старательно и методично истребляли, оставив только безопасных: профессуру и борцов за права меньшинств.

Капитализм в XX веке физически убил всё огненное и горящее в коммунистическом движении. Сами коммунисты в середине XX века перестали этому сопротивляться, их маяк - СССР - уже во времена Хрущёва серьёзной деятельности зарубежом не вёл. Реакции на Студенческие выступления в Париже не было. РАФ был отдан на уничтожение. Коммунисты в Италии оставлены сами разбираться с ЦРУ и “Гладио”. Альенде оставлен. Красные кхмеры не одёрнуты. В Анголе оказали поддержку, но так и не сломили ситуацию. Сейчас на вскидку конечно трудно судить о причинах, но по факту видны систематические провалы в международной деятельности по партийной линии. А с какого-то момента о ней вообще говорить не приходиться. Если военные вмешательства и помощь ещё оказывались, то уже идеологической помощью и не пахнет.

Причём важно отметить, что ЦРУ сразу выработало два разных подхода к правым и к левым радикалам. Правые брались под контроль, из них формировалась террористическая сеть для осуществления “чёрных операций” в Европе и в мире. А красные брались под контроль, направлялись в негодное русло, дискредитировались и с позором уничтожались. Очень рекомендую к прочтению статью о сети “Гладио” здесь, иначе то, о чём я говорю, может быть не понятно. Знаменитая Аль Каеда тоже, кстати, являлась, о чудеса совпадений, частью операции “Гладио” на Ближнем Востоке. Радикалы, старательно выращенные для борьбы с СССР и для подрыва его мягкого подбрюшья, пощипывали США по всему миру, но внезапно смогли устроить теракт в центре мироздания ровно тогда, когда американской политике по зарез нужно было развязать себе руки на Ближнем Востоке. При всей невнятности войны в Афганистане, она смогла отсрочить этот взрыв, а вот в Европе этой работе вообще ничего не было противопоставлено.

Фракция Красной Армии в Германии прошла путь от мечты о ненасильственной борьбе до политических убийств и взрывов. И это был долгий путь, начавшийся ещё в середине 60-х. Но реакции поддержки, корректировки - ничего этого не было. В итоге в 1972 - первая бомба, затем короткая городская война, арест, и смерть в тюрьме



Важно понимать, что террористы в их классическом понимании - запугивающие общество с целью повлиять на настроения - и левые радикалы до вмешательства ЦРУ были очень разными явлениями. Бойцы ЭСЕРОВ взрывали губернаторов, прокуроров, министров и великих князей. Большевики разошлись с ними в вопросе о революционном терроре и многих других, но в каком-то смысле, без этих радикалов, возможно, и не было бы никакого октябрьского триумфа большевиков. Заметьте, целью их были не какие-то театры, кафе или парады, а вполне конкретные деятели, которые, по их мнению, творили преступления и должны были за это платить жизнью. Я сейчас не оправдываю эти методы и не призываю к ним, я просто обозначаю разницу между тем, что называлось терроризмом тогда, и что называется сейчас. Тогда те, кого называли террористами, били в органы власти, боролись за власть сами и чётко знали, что будут делать, её получив. При этом пользовались большой поддержкой населения. Это не значит, что они были правы. Это не значит, что их методами можно добиться цели. Это лишь значит, что в каком-то смысле они нужны, чтобы были те кто пойдёт после них. В итоге ЭСЕРЫ переметнулись на сторону буржуазии и проиграли борьбу с большевиками, но сам накал борьбы - вещь тоже очень важная. Подробно об ЭСЕРАХ можно глянуть здесь и здесь.

Обозначив эту разницу, можно сделать вывод. Те, кого сейчас называют левыми террористами, до момента перехвата со стороны ЦРУ были левыми бойцами, они полили дерево борьбы за права пролетариата своей кровью и разожгли собой пожар революционной борьбы в XX веке. Современные ИГИЛ и прочие Аль Каеды, запрещённые в России, никакой революции принести не могут. США их создали не для этого. И если вы считаете, что они сами возникли для борьбы за своё устройство мира, то подумайте, как так выходит, что взрывают они исключительно кафе и театры и при этом ни одного чиновника, политического деятеля или крупного капиталиста не пострадало? Нам говорят, что у них есть армия, разведка, контрразведка, всё как у взрослых. Но как так выходит, что взорвать самолёт они могут, а устранить гос секретаря или министра никак? Выходит, цель-то у них только поразжигать настроения в обществе, чтобы политики протащили решения от крупного капитала. Больше заказ на оружие, больше камер, больше рамок в аэропортах, меньше свобод гражданам. “Граждане, зачем вам свободы? Может, скрываете чего? Не понимаете что ли, мы тут с терроризмом воюем, не до свобод ваших!”- может сказать теперь чиновник любой страны. Как удобно получается-то.

Всё, что делали боевые организации левых, называется сейчас терроризмом в одном ряду с тем, что делают исламистские фашисты. При этом упускается из виду ключевое отличие. Современные террористы убивают и взрываю обычных людей, что для капитализма совершенно безопасно, а левые бойцы взрывали капиталистов или власть имущих, что несколько нарушало их покой.

Но уничтожение левых коснулось не только сферы бойцов в прямом смысле этого слова. Хочется напомнить о “Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности”. В нарушение всех законов, наплевав на конституцию, людей несколько десятилетий преследовали, сажали, лишали работы и средств к существованию за убеждения и взгляды. Вдумайтесь: в стране, которая учит весь мир свободе, нельзя было просто даже думать определённым образом. Множество поломанных жизней и разрушенных карьер. Некоторые вроде Чарльза Чаплина, который был всё-таки британцем, или Далтона Трамбо, писавшего через подставных лиц, смогли пережить этот тёмный период. А многие, оказавшиеся слабее, сдались, некоторые даже покончили с собой. Любая возможность транслировать эту идею была задушена. Хотя тут опять возникает вопрос к СССР. Почему где-нибудь в Крыму не был создан для этих людей “другой Голливуд”?

Где вообще знаменитая “Sovietskaya propoganda”? Американцы наснимало десятки и сотни фильмов о войне во Вьетнаме. Они убили там три миллиона человек, хотя сами потеряли пятьдесят тысяч человек за всё время. Но во всех фильмах они если и не герои, то жертвы. Где наши фильмы о доблестных вьетнамцах? О героических ангольцах и кубинцах? О военных преступниках со звёздно-полосатым флагом на шевронах? “Резня Сонгми” тянет и на триллер, и на драму, и на ужасы. Про Корею где наше кино? Ну хорошо, негатив и чернуху не пускала цензура. Но как тогда объяснить, что у страны, полетевшей в космос, кино про этот самый космос можно пересчитать на пальцах, а у страны, отчаянно догонявшей, десятки сериалов и фильмов настолько заездили эту тему, что мир скоро будет думать, что первым космонавтом был капитан Кирк?

Подводя итог можно сказать, что мировой капитализм и США, как его инструмент, используя правых и религиозных радикалов террористическими и репрессивными методами методично и педантично выкорчевали в левых движениях мира всё, в чём распознали угрозу, предварительно подставив и дискредитировав, как в Италии. Использовать в своих целях фашистов, как старых, доставшихся им от Рейнхарда Гелена, так и новых фашистов исламистского толка, они не считали и не считают зазорным.

Всё что могло представлять опасность для капитализма было физически убито везде, куда капитализм смог дотянуться. Всё, что могло дискутировать с капитализмом, было задушено в зародыше. СССР, к сожалению, не смог оказать этому натиску достойного сопротивления. Его усилий хватило на то, чтобы прожить ещё тридцать лет, но в итоге он проиграл. Поэтому сейчас не приходится удивляться, что красный огонь еле тлеет и с таким трудом пробивается сквозь тьму.

Белое солнце Тау Кита

Оригинал

Вестерн - жанр довольно разнообразный. В момент своего зарождения - это в первую очередь остросюжетное кино. С развитием кинематографа в этих декорациях появились и комедии, и драмы, и даже картины вроде “Ковбои против пришельцев”. Эти самые ковбои стали своеобразным архетипом героя для мальчиков наравне с ниндзя, динозаврами и трансформерами.




Поиск новых идей подарил нам прекрасный жанр космического или фантастического вестерна, в котором есть такие шедевральные вещи, как Firefly, Cowboy Bebop, Outlaw Star и Trigun. В этом жанре тоже есть определенное разнообразие характеров и завязок, но сейчас я хотел бы выделить один конкретный образ, который часто романтизируют в последние годы.

Этот образ есть во многих вестернах. Романтика борьбы и жизни в мире, против которого ты воевал - это довольно привлекательный литературный ход. Еще в Барсумских хрониках у Берроуза Джон Картер был героем гражданской войны. Но он конфедерат, герой проигравшей стороны. Капитан Малькольм Рейнольдс из Firefly наследует этот же образ. Он герой войны, но победили местные северяне, те, кто перековывают мир под галактические монополии и центральное правительство. Он вынужден зарабатывать на хлеб и бороться с новым миром, который ему не по душе, но который не переделать. Крепкая рука и верный кольт, и нет надежды на глобальную победу, но мы ещё побарахтаемся. Find a crew. Find a job. Keep flying. Это ключевая фраза сериала. От работы до работы, от задания до задания, пока ещё осталось хоть немного не подконтрольного центру неба.



Романтика безнадёжной, но упорной борьбы.

Называйте меня тупым, но я только сейчас понял одну из важнейших точек сборки для советского вестерна. Ведь советский вестерн - это противоположность.

Сухов - это победившая сторона. Это победитель, идущий с войны. Попадающий на окраину мира. Там, далеко, в Москве уже строят новый мир, а тут, на окраине, огрызается средневековье. Он вступает в бой со средневековьем, чтобы его добить. Есть нотка "вестерновости" в том, что средневековья много, а героев мало. Но это только нотка.

В конце концов он-то побеждает и идёт дальше с полной уверенностью, что когда-то средневековье кончится. Он не конфедерат, не проигравший. Он здесь условный “северянин”, хотя, конечно, его новый мир - это нечто третье, за что ни одна из сторон в гражданской войне в Америке не боролась.



Другая романтика совершенно. Это романтика побеждающего преображения. Ты на том же самом фронтире, у тебя такие же отчаянные условия, так как центр хоть и силён, но он далеко и тебе не поможет никак, но есть цель. Ты преобразовываешь мир, делая его лучше. Каждый устраненный басмаческий командир, каждый гарем, в котором женщины из вещи превратились в людей, каждый освобожденный зиндан - это ещё один шаг вперёд. Тут найдется много места и столь любимой сейчас “неоднозначности”, и чему угодно ещё, но вектор совершенно иной. Нечто похожее по вектору ведь как раз и было в Trigun, когда после фразы: “Этот мир сделан из любви и мира!” - ты понимаешь, что герой не так прост, как кажется на первый взгляд. Может быть, стоит придумать сеттинг для советского космического вестерна.