seed_sama (seed_sama) wrote,
seed_sama
seed_sama

О первородстве и господстве

Ссылка на оригинал

В преддверие выборов в пору немного поговорить о политической теории, и о том какие признаки должны быть у левой силы, желающей победить. В левых кругах Суть времени не любят, но мне многие теоретические построения её лидера, кажутся очень верными.


Несомненной заслугой Сергея Ервандовича Кургиняна с его циклом Суть времени был вывод разговора о политической теории и политическом действии на совершенно иной уровень. Передачи в своё время поражали глубиной, до которой автор был готов дойти в разборе различных явлений и тому, что он привязывал любые политические действия к высоким понятиям того, что он называл метафизикой. Я не хочу сейчас вдаваться в то есть ли какая-то разница между тем, что он называл метафизикой и тем, что другие зовут философией или идеологией. Оставим этот терминологический спор на другой раз. Для меня сейчас важна именно эта привязка и глубина.

В этом цикле он, как на одну из рабочих метафор, опирается на авраамический миф о “продаже первородства за чечевичную похлёбку”, указывая, что советское общество в 80-е годы совершило именно такую продажу. Это было одно из событий, которое до сих пор осознаётся довольно слабо в левой среде, привыкшей к безусловному примату материи над идеалом. На мой взгляд, подобного примата нет, и эти сущности находятся в диалектическом единстве и взаимодействии. Тогда мне казалось, что я понимаю, о чём идёт речь. И правда, что тут не понять? Общество повелось на обещания лучшего достатка в обмен на свои идеалы, отбросило социализм и ринулось осваивать рынок. Но наполнение этого понимания реальным содержанием заняло годы.

Только побывав во Вьетнаме, я ярко осознал, что значительная часть мира смотрела на СССР, как на определённый маяк. И тут совершенно не важно, что этот маяк имел свои реальные недостатки или ограничения, совершенно не важно, что смотрящие не всегда следовали за тем светом, что он дарил, важно само его наличие. Во многих местах мира учили русский язык, проникались нашей культурой, получали образование в наших ВУЗах и т.д. В конце концов, все видели, что жить можно и иначе, чем предлагают США, и что борьба за иной образ мира не обречена. Это даже невозможно себе представить - что чувствовали люди, живущие в этих странах, когда видели, что СССР умирает, и распадаясь, топчет всё, к чему призывал ранее и что провозглашал идеалом. Это бесчестите старшего брата, осквернённый идеал. Как они должны были переживать это?

Ещё одним штрихом, дополнившим для меня понятие первородства, стала серия книг “Ойкумена” харьковских фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского, пишущих под псевдонимом Г. Л. Олди. Во вселенной, созданной ими, существуют несколько рас “энергетов” - человеческих видов, черпающих чистую энергию из различных источников. Вехдены, списанные с зороастрийцев, взращивают “внутренний огонь”, придерживаясь строгих правил и законов своей религии. Вудуны приручают “Лоа” - духов, обитающих повсюду. Брамайни черпают энергию в собственных страданиях плоти. Гематры, которых называют “живой математикой мироздания”, могут рассчитывать и рисовать “гематрицы” - кабалистические формулы, несущие энергию. И последняя раса “энергетов” - это помпилианцы, списанные с Римской империи. Своей энергии они вырабатывать не могут, зато они могут клеймить людей, забирая их в рабство и преобразуя их личную свободу в энергию. Все эти расы входят в лигу и сосуществуют друг с другом в рамках исследованного космоса - Ойкумены. В ходе романов герои часто выходят за пределы этой Ойкумены и сталкиваются с другими расами или группами рас. И что интересно, у тех тоже формируются свои ойкумены. В этих разных мирах не только люди живут по-разному, но даже некоторые законы энергетических взаимодействий работают по-другому. Ходят слухи, что даже физика иногда иная. Авторы буквально мимоходом заметили, что до того, как пять основных рас встретились, у них тоже были свои отдельные миры, просто это было очень давно, и никто этого уже толком не помнит.

Этот образ дал одну крайне важную иллюстрацию к образу господства. Каждая из рас в Ойкумене сама осваивает вселенную. До того, как они столкнулись, они строили свои корабли, писали свои законы жизни, тренировали своих учёных и вообще выстраивали взаимоотношения с космосом. После столкновения им пришлось учесть новые факторы, но это ощущение самостоятельности осталось. Причём, очень интересно, что в этой книге это не разные формы жизни, а ветви одного человечества.

В нашей истории проходили похожие процессы. Греки несли свою цивилизацию окружившим их варварам, считая миром людей только свой мир. Римская империя так же считала весь мир своим. Варвары, жившие на земле, куда ещё не дошли римские легионы, просто не знали, что они уже живут на римской земле. Китайская Поднебесная простиралась до тех пределов, до куда могли дойти воины при тех технологиях и т.д. В Новое время Европа владела всем миром, и никого не волновало, что во многих местах мира были свои государства или правители. Приплыл, поставил флаг - теперь это земля Испанской Короны. Это очень важное мироощущение. Это земля твоих людей. Если бы испанцы или британцы могли доплыть до Марса или Луны, они чувствовали бы их своими, это их мир и их космос. А исходя из этого их людям и их миру нужно выстраивать взаимоотношения с этим космосом. Нужно получать энергию, нужно чтобы их самолёты летели в небе, нужно чтобы их корабли летали между планетами, нужно чтобы их радиостанции доносили их голос до удалённых уголков их империй и т.д.

В этом плане испанцам абсолютно плевать, что учёные Британской Короны придумали радио лучше и меньше, чем испанское. Им нельзя пользоваться потому, что оно чужое, оно сделано не своими людьми, а значит, может быть использовано против нас. Наличие такой разработки говорит о том, что её срочно нужно осуществить у себя: украсть, придумать - не важно. Но не закупить, а именно сделать.

Оставим в стороне всю шелуху расового или национального превосходства, присущего империализму. Рассмотрим лишь вот это чувство своего места в космосе и свое взаимоотношение с ним. Если ты в космосе хозяин и тебе в нём жить, то ты и твои люди должны знать, понимать, и владеть всеми его силами. Они должны преодолевать расстояния: значит, нужны машины, самолёты, поезда, корабли, ракеты. Они должны коммуницировать: значит, нужны телефоны, компьютеры, станции и спутники связи. Они должны получать материалы для всего этого: значит, нужны технологии горной разработки, бурения и прочего. Должны быть люди, которые всё это делают: значит, нужно здравоохранение, образование, поддержание безопасности и управление. И ничего из этого нельзя отдать “чужим”. Не потому, что они враги, а потому, что тогда твоя заявка по отношению к космосу фуфло. Космос не будет выслушивать твой лепет о том, что китайцы плохо сварили твою ракету, он просто разорвёт её из-за разницы давления. И если ты не знаешь, что с этим делать, то можешь, остывая до температуры абсолютного нуля, утешать себя тем, что в Европе-то есть мастера, которые знают.

Нужно отметить, что, например, Китай не просто закупает товары, а очень и очень старательно локализует производство всего и вся у себя. Похоже, что исходят они в том числе и из ощущения, что их мир должен решать вопросы жизни в этой вселенной по всем фронтам. И если гипотетически перенести Китай на другую планету, где нет других стран, но условия жизни сходны с земными, они вполне её освоят, заселят и полетят на соседние планеты.

Легче всего эту мысль проиллюстрировать, именно сойдя на уровень вниз до империализма. Так как тогда разделение мира и признак, по которому всё делилось, были очень упрощены. При этом чудовищные издержки империализма для нас не входят в предмет обсуждения, нас интересует внутренне ощущение субъекта. В XX веке мы столкнулись с тем, что этот признак потерял актуальность. Мир разделился на капиталистический и коммунистический. Это деление стало новой  Imperio Español и Pax Britannica в мире. У меня есть чисто интуитивное предположение, что капиталистический мир и США, как его инструмент господства, не смогли простить СССР именно этой заявки. Все вопросы денег, экономики, собственности и так далее - это, безусловно, важные материальные факторы, но если заглянуть на сущностный идейный уровень, то нет-нет да прорывается это: “Как вы посмели считать, что мир ваш?!” Именно всерьёз объявленная претензия на то, что земля, вода, воздух, космос, вселенная и будущее за СССР, послужила причиной объявления войны на уничтожение. Такую заявку нельзя простить или забыть. Противника, сделавшего такое заявление, нужно убить, а землю его засыпать солью - есть такая европейская традиция.


Мне кажется. что непримиримость США по отношению к России сущностно кроется в этом. Уже 25 лет как СССР пал, но города не горели по 17 дней, и земля ещё родит, а значит, война не окончена. Мне кажется, что недоумённое столкновение наших элит с этой враждебностью связано с тем, что они-то себя с подобными заявками не отождествляли никак. Даже элиты 80-х уже не понимали, о чём была сделана заявка в 30-е - 50-е. Для них всё упирается в деньги, влияние, предприятия, и они готовы всё отдать, прогнуться как угодно. СССР производил 43% мирового парка самолётов, Россия производит 3%. Это место ведь кто-то занял? Подумайте только: половина самолётов в мире была сделана не по правилам капитализма и не под его контролем. Это касается множества сфер, отдано очень много, но противник не удовлетворён. Он требует новых и новых уступок, он не успокоится, пока не увидит, что тут растоптано и укатано в асфальт всё настолько, что никогда ничего не вырастет. Т.е. уступок в ресурсах мало, нужно отдать себя и своих детей, нужно лизать сапог, стать рабом, а потом умереть. Только тогда противник удовлетвориться.

Речь тут вовсе не о противостоянии России и США. Нужно понимать, что США в данном случае просто инструмент капитализма. Рейх в их глазах оказался инструментом, несущим слишком большие издержки, да ещё и проигравшим, так что они сменили ставку, переняв от Рейха лучшее. То, что Россия сейчас не является идейным наследником СССР, мало кого волнует. Эти люди умеют строить планы на 50-100 лет вперёд, так что в этих рамках нужно гарантировать, что сама возможность возникновения такого анклава, не принадлежащего капиталу, не появится.

Линия водораздела между мирами в эпоху империализма была очень простой. В эпоху борьбы коммунизма и капитализма стала не столь явной, так как эти концепции гораздо сложнее для понимания, чем кровь или нация. А когда исчез маяк коммунизма, мир погрузился во тьму. Почти столетие у капитализма был общий враг, и в один миг его не стало. Вдруг оказалось что есть большой и крутой капитал, сосредоточившийся в США, и все остальные. Мы вступили в эпоху нового империализма, с той лишь разницей, что у нынешней Pax America нет соразмерных конкурентов, а Pax Sovetica вообще была плохо заточена под капитализм внутри себя.

Именно в этом господстве, на мой взгляд, и содержится то самое первородство, о котором говорил Кургинян. Это заявка на мир, заявка на свои взаимоотношения со вселенной без посредников и конкурентов. И только общность людей, делающая подобную заявку, действующая соответственно и побеждающая, имеет шанс на то, что за ней будет будущее. Все, кто думают на уровень ниже - мыслят на уровень ниже капиталистов, а значит проиграют им.

Tags: Книги, Мировая политика, Образ будущего, СССР, Суть времени, Фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments