Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Зелоты или Джок Стёрджес? Оба хуже.

Ссылка на оригинал

В Москве разгорелся скандал вокруг выставки Джока Стёрджеса, о котором я до этой выставки, честно говоря, ничего особо и не знал. На волне скандала ознакомился с работами фотографа и узнал несколько фотографий, виденных в прошлом. А после ознакомления сел и крепко задумался.


К похождениям наших поборников нравственности в лице Милонова и Мизулиной за последние годы я как-то привык и перестал обращать на них внимание. Информационный шум и создание образа борцов за пуританскую мораль не впечатляли, тем более, что и запреты были по большей части смехотворными. Но к данной кампании борьбы с выставкой фотографий подключились в том числе организации, которые я очень уважаю, а это крепкий повод задуматься.

Родительское Всероссийское Сопротивление и Суть Времени выступили против этой выставки. У этого вопроса есть две стороны: формальная и глубинная. С формальной стороны творится чёрт знает что. Поборники нравственности кричат, что экспонаты выставки Роскомнадзором были признаны детской порнографией, но сам Роскомнадзор 26.09.2016 через множество агентств сообщил, что никакой экспертизы не проводил и решений не выносил. На самой выставке есть ограничение 18+, потому как присутствует обнажённая натура. Пока наши поборники нравственности не перевозбудились, никаких претензий у зрителей выставки не было.То есть нет никаких этих самых законных оснований для закрытия. Оснований нет, но закрытие есть. Я специально покопался в разных уголках интернета, чтобы немного составить представление об авторе и его работах. Это обычный фотограф, работающий с обнажённой натурой. Я бы сказал талантливый фотограф, так как он замечательно ловит момент и эмоции. Чего я там не увидел, так это обнажёнки ради обнажёнки. Её там нет от слова совсем. Никакого “натуралистического изображения полового акта и половых органов” не высмотреть, сколько ни смотри. Есть новости о скандалах, связанных с отдельными его работами, но они на выставке и не присутствовали.

Что хотят сказать наши зелоты? Что эротика недопустима? Что голая натура неприемлема ни в какой форме? А как же быть с тысячелетиями искусства? Или будем прикрывать античные статуи фиговыми листочками? Может это немного не то, чем стоит заниматься в XXI веке?

Основная задача порнографии - пробудить вожделение и сексуальное влечение. Я, конечно, понимаю, что пуританское воздержание заставляет возбуждаться от вида голой лодыжки, но если отбросить шутки, то нужно обладать очень специфическим мозгом, чтобы возбудиться на фотографии с этой выставки. В передаче “Воскресный вечер” у Соловьёва одна из участниц верно сказала, что потеряно различение искусства, аппелирующего к красоте, и порно, обращающегося к вожделению. Дискуссия наводит на одну ассоциацию:




И поскольку я не являюсь фото критиком, то для меня гораздо интереснее обсудить вторую сторону вопроса.

Для меня вся эта шумиха и явно чрезмерная реакция наших зелотов лишь ещё раз указывает на чудовищный пробел в целом пласте культуры, который выпал у нас из общественного обсуждения. Этот культурный пласт называется “сексуальность”.

Эта часть человеческой жизни претерпела в XX веке колоссальнейший изменения, связанные с целым рядом событий и революций. Взрыв конца XIX - начала XX века, с кабаре и салонами, сделавшие запретное ярким и доступным для горожан. Ключевое тут именно демонстративно ярким. Затем социалистическая революция с предоставлением равных прав для женщин и мужчин. Затем послевоенная “сексуальная революция” 60х-70х, когда культура студенчества рок-н-рола и хиппи бросила вызов всем пуританским табу западного общества. Все эти события меняли представления человечества о сексуальности. Каждый новый виток давал пищу для бесчисленных исследований как в области искусства, так и в области психологии.



Англосаксонская часть западной цивилизации является крайне консервативной в своих внешних проявлениях. Если вы посмотрите любой фильм 80-х в современном американском телеэфире, то обратите внимание, что все кадры с обнажёнкой будут стыдливо замазаны. При этом никто не мешает включить кабельное, по которому будет идти жёсткий хардкор. Да и студенты американские часто считают секс чем-то вроде совместного курения сигарет. Но если нырнуть глубже этого бытового уровня, то хорошо видно, что в этом обществе очень долгое время исследовался вопрос сексульности. Хочу порекомендовать превосходную статью, которая даёт обзорное представление о том, как этот вопрос прорабатывался в американской научной фантастике здесь. Можно сколько угодно говорить, что это не серьёзная литература, но именно через неё и отклик на неё общество обсуждает эти темы. Были найдены определённые рычаги и точки приложения сил, через которые можно заставить этот механизм вертеться в разные стороны. Через массовую культуру мы можем проследить, какой именно вектор продвигает американская, а значит и капиталистическая идеологическая машина.

Во-первых, секс отделяется от чувств. Как известно любому антисоветчику, “в СССР секса не было”. Этот мерзкий перестроечный штамп родился из грубого обрезания фразы: “У нас в СССР нет секса, у нас есть любовь”. В 80-х советский зал уже был готов смеяться над тем, что кто-то там что-то лопочет о чувствах, когда есть такая важная штука как секс. Эта идея массированно продавливается через всю западную киноиндустрию. Можно страстно заниматься сексом, и это будет ураган чувственности, но с подобным человеком вы никогда не будете близкими душами. Либо можно любить, но тогда о страстном сексе придётся забыть навсегда. Это разделение является следствием некоторой шизофрении, которая сидит глубоко в западном (а современная РФ - это тоже западная страна) сознании. Секс - это нечто порочное, чего нужно стыдиться. Более того, сексуальный акт - это акт унижения одного участника другим. Только низводя одного из участников до низменного уровня, можно иметь по-настоящему страстный, животный секс. Что примечательно, об этой постыдности говорит вовсе не пуританство Запада, а его показная распущенность. Его подростковый бунт и попытка продемонстрировать всему человечеству и вселенной свои гениталии и то, что твориться в постели. Именно это как нельзя лучше даёт понять, что есть большой комплекс по этому поводу.

Во-вторых, каждый индивид фундаментально одинок. Любовь - это красивая сказка, которой, скорее всего, нет. Она пройдёт. А если она не проходит, то вас просто умело обманывают. Каждый не просто одинок, он ещё и всегда лжёт другому о себе. Никому не нужна правда. Обязательно нужно казаться кем-то.

В-третьих, главное - это удовольствие. Поскольку все вещи вроде бога, доверия, любви - это чушь, которой нет, нужно получать удовольствие здесь и сейчас. Причём в этом деле все средства хороши. В лучшем случае авторы говорят, что любовь - это и есть секс. Причём все остальные грани отношений из любви вычёркиваются. Концепция, когда люди друг для друга являются и друзьями, и родными душами, и любовниками одновременно сейчас не популярна.

Из этих вещей вытекает практически вся гендерная, гомосексуальная и сексуальная политика Запада на данный момент. Гомосексуалист - это практически идеал в таком контексте. Мужчине очень трудно понять женщину. Для того, чтобы их любовь процветала, им нужно сближаться и открываться друг другу. Это требует развития и огромного уровня доверия между людьми. Более того, от их союза могут появиться дети, которые ещё и ограничат гедонизм родителей всякой там ответственностью, которой те могли вовсе и не хотеть. В однополой паре логика партнёра для тебя родная, ты можешь моделировать его чувства и мысли без особой открытости. Более того, детей от секса не будет, можно сколько угодно предаваться удовольствию. Я не говорю, что гомосексуалисты думают об этом, я даже уверен, что, напротив, они думают иначе. Многие из них пытаются взять детей на воспитание или воспроизвести традиционный брак. Но с точки зрения общества потребления, в циничном разрезе они выглядят именно так. Они для этого общества идеальные гедонисты в сексуальной сфере. Поэтому потребительское общество будет всячески культивировать среди них именно этот стиль.



Интересным следствием примитивизации чувственного поля смыслов является невозможность изобразить сильную мотивацию без секса. Например, в сериале “Чёрные паруса” главный герой пират капитан Флинт мстит за своего друга, аристократа из Лондона. Нам полтора сезона рассказывают, что они боролись за мечту, что их политические взгляды были слишком либеральны для Лондона, и т.д. и т.п. Всё это только для того, чтобы потом открыть, что весь сыр-бор был из-за того, что они спали друг с другом, а Англия гомосексуалистов не жаловала до последней четверти XX века. Авторы сериала даже не понимают, что они всё испортили. Дело вовсе не в том, что герои гомосексуалисты. Будь они разного пола, ничего не меняется. Авторы банально подменили борьбу за идею, борьбу за идеал, на месть за любовника. Если подставить сюда любовницу, то ничего не меняется. Это сразу рушит персонажа, выступавшего в роли борца за иной мир. И подобные подмены можно увидеть в последние годы во многих фильмах. Особенно это ярко видно, когда американцы беруться переснимать свои же классические сюжеты середины или начала века. Они скатываются в грубый физиологизм, упрощение и примитивизацию чувственных и идейных составляющих.

Поведение западного общества, на мой взгляд, очень неплохо можно проиллюстрировать через некоторые рассказы американского рок-исполнителя Брайана Уорнера, более известного как Мерлин Менсон. Дело в том, что он рос в очень религиозной семье. При этом в определённом возрасте он столкнулся с тем, что показная набожность этих людей сочеталась в них с жёсткими сексуальными извращениями за закрытыми дверями. Он вырос атеистом, а в какой-то период часть его творчества и жизни была открытой провокацией, этаким проклятием, посланным в небо: “Я мерзость, смотри на меня! И вы все смотрите! Если бы бог был, он бы давно покарал такого грешника как я! Но вот он я, потому что его нет или ему насрать на нас!” Многие действия западной культуры производят впечатление именно такого комплекса покинутых детей. Хотя, конечно, это лишь одна сторона, которой всё не исчерпывается.

Как бы то ни было, за годы исследования этого вопроса капитализм хорошо понял, что он хочет от своих людей. Они должны быть одиноки, закомплексованы и инфантильны. При этом из-за своих комплексов они должны легко стимулироваться и провоцироваться, чтобы можно было побольше впаривать им всякого разного для удовлетворения их гедонизма или компенсации комплексов, а лучше и того, и другого. Но капитализм пришёл к этому после очень тщательной проработки и выявления огромного ряда цепей и механизмов, по которым работает человеческая сексуальность.

При этом он с неуклонностью дорожного катка надвигается. В каждом сериале теперь обязательно есть гей-пара, какой-нибудь герой теряет мужа или сталкивается с трудностями воспитания их ребёнка. Вачовски, например, сняли целый ЛГБТ гимн в виде сериала “Восьмое чувство”. За два часа нам дают примерно десять минут глобального сюжета, остальное время - это личная мелодрама и драма тех или иных комбинаций ЛГБТ-пар. Единственная не гомосексуальная пара героев и та женится без любви и под давлением общества и родителей. Тьюринг в фильме “Игра в Имитацию” выводится особенным и не таким как все вовсе не потому, что он умнее всех их вместе взятых, а потому, что он гомосексуалист. Конечно, про интеллект там тоже есть, но все режиссёрские приёмы крутятся в первую очередь именно вокруг ориентации. И эта тема не случайна настолько же, насколько неслучайны смены главных поставщиков террористов в голливудских фильмах. Мочим Каддафи? Будут жуткие ливийцы. Зашли в Ирак? Пошли фильмы про Иракцев. Потом албанцы, дальше русская мафия, потом из Ирана угроза и так до бесконечности, но всегда в одном русле с внешней политикой США.

Этот факт нужно осознать во всей полноте, тогда становится ясно, что современный российский зелотизм является беспомощной реакцией невежественного субъекта. К величайшему сожалению, СССР не выработал никакой самостоятельной сексуальной культуры. Исследования в этой теме велись многими авторами. Например, Ефремов в своих книгах рисует очень серьёзный и гармоничный образ людей, принимающих своё тело, лишённых распущенности, но при этом и лишённых стыдливости, растущей из комплексов неполноценности. Но в какой-то момент подобные размышления в литературе кончаются. В кино или музыке подобной работы, можно сказать, не велось совсем, что во многом породило шок 80-х и 90-х, когда даже сомнительные фильмы с обнажёнкой или сексуальной тематикой имели ошеломительный успех. А бесконечные самиздаты камасутры, примитивные до безобразия? Дело было не в том, что эти фильмы или книги были хорошие, а в том, что советский зритель, как и любой человек, не имел никакой площадки, где он мог бы прикоснуться к этой энергии и понять, что с ней делать. В результате мы просто приняли на себя капиталистическую схему вместе со всем остальным комплексом общественных отношений.



Эпоха СССР дала нам лишь слабый отблеск мечты о другом образе сексуальности, возможном среди людей, не зажатых капитализмом, но чтобы подобный образ оформился, он должен быть исследован, осмыслен и отражён в сотнях фильмов, на десятках картин, в сотнях книг. При этом образ чистой и нежной любви, представленный в советском кино, конечно, тоже нужен, но явно недостаточен. Его нельзя скидывать со счетов, он до сих пор играет сильную сдерживающую роль в деградации, но одним им справиться нельзя.  В результате провала этого исследования в рамках культуры и общества СССР мы не смогли предоставить никакой сексуальной концепции, отличной от западной. Современная же пуританская реакция ни к чему не приведёт. При том, что мы принимаем западные общественные концепции, она, даже одержав ряд видимых побед на первых порах, проиграет в перспективе. Как в Штатах: по ТВ всё в квадратиках и размытостях, а по кабельному или из-под полы хоть секс карликов с конями и осьминогами. Причём важно понять, что проигрыш тут вовсе не зависит от свирепости цензуры или прочности скреп. Просто сексуальность - это сфера объективно существующая при очень мощных основаниях, её можно зажимать довольно долго, например, как это делает ислам, через религию. Но бесконечно это делать не получиться. Опыт западной цивилизации - уже часть общечеловеческого знания, стереть его можно только через глобальный катаклизм, после которого сексуальность будет нашей самой меньшей из проблем. Вот и выходит, что даже в Иране с одной стороны, стражи исламской революции, а с другой, молодёжь тусит ночью по клубам полностью на западный манер. Да, в целом уровень чада кутежа до европейского или американского не дотягивает, но интерес тот же. А в исламистском ИГ вообще придумали сексуальное рабство из неверных. Да, кстати и агрессивность тоже является важной частью выплеска сексуальности.

В весёлой форме это было замечательно показано в аниме с длинным названием: “Скучный мир, в котором не существует самой концепции похабных шуток”. По завязке Япония стала самой благопристойной страной. Всё порно и эротика удалены, выход в интернет через персональные ошейники-коммуникаторы, вся сеть и переписки контролируются. Сексуальную литературу изымают местные штурмовики и сжигают. Даже произнести мат нельзя, коммуникатор-ошейник услышит и сразу тебя сдаст. Сексуального и анатомического образования нет даже в школе. В этих условиях банда “эрористов” моментально находит поддержку среди школьников. А глава местного комитета нравственности, не понимая смысла своих действий, гоняется за главным героем с закидонами, дающими сто очков вперёд любой сексуальной маньячке. Это гротескная комедия, но она очень хорошо иллюстрирует, что сексуальность как часть нашей природы нуждается в исследовании, в выработке своего подхода, а не в зажимании и ложном пуританстве.

Причём альтернативы западной концепции, которые могут послужить отправной точкой для исследования, существуют. Ефремов ведь совершенно не спроста тщательно всматривался в индийскую культуру. Индийская концепция сексуальности сильно отличается от западной. Англичане были шокированы фресками в индийских храмах. При этом стоит отметить, что в быту Индия весьма благочестивая страна. Но они не загоняют этот вопрос в пространство греха и не преклоняются перед ним. Для них это лишь одна из практик познания бога. Их концепция отношения полов строится на дополнении друг друга. Конечно, в этом присутствует огромная доля мистики и тумана, который брахманы добавляли туда веками. На практике это самое дополнение часто выливается в то, что муж главный, а жена не имеет права сказать ни слова. Но тут, как говорится, нужно отделять мух от котлет и смотреть, что полезного можно почерпнуть, а что стоит откинуть за ненадобностью. Как и в случае с западным опытом необходим анализировать, что мы можем использовать для себя.

Ефремовские сверхлюди в “Часе быка”, например, прекрасно понимали уловки капиталистического общества, эксплуатирующего сексуальность для наживы. Они не возбуждались от этого и не оскорблялись, но могли чётко по полочкам разложит, что есть что. При этом сами они себя не стеснялись и свою сексуальность контролировали великолепно. Группа, которая хочет сделать заявку на то, что будущее принадлежит ей, не может игнорировать этот вопрос. А зелотизм - это именно попытка нырнуть в традицию и найти в ней укрытие, игнорирование вопроса вместо его решения. Коммунисты должны будут серьёзно исследовать сексуальность и сформировать своё понимание, если они желают победить. Иначе сексуальность всегда будет одной из тех открывашек, с помощью которых капиталисты будут вскрывать их консервативные секты. Может быть даже стоит порадоваться, что современное капиталистическое правительство старательно поддерживает своё невежество и культивирует мракобесие в этом вопросе, давая шанс коммунистам выработать свои стратегии, которые станут ответом в будущем. Жаль только, что некоторые прогрессивные силы, увлёкшись обороной от капитализма западного, не замечают общего ретроградного характера этого курса наших капиталистов.